Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:38 

240 хороших авторов

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
04:40 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...

Давно, давнооо не было у меня здесь тестов...



Результаты теста На свете нет одинаковых снежинок... а что же говорить о людях?



ЕСТЬ ЛЮДИ — ЛАБИРИНТЫ



Они непредсказуемы, никогда не угадаешь, что ждет за поворотом и в какие дебри заведут взаимоотношения, но чем сложнее загадка, тем интереснее процесс ее разгадывания. Часто истории жизней таких людей интересуют даже их потомков. Но, к сожалению, порой люди этого типа сами не могут разобраться в сокровищнице своей души.





Пройти этот тест


@темы: тесты

00:32 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...


Думаю, многим знакомое чувство: порой пробивает на воспоминания о днях былых, да так, что не можешь успокоиться, пока не перероешь старые фотки.
Или, например, не найдёшь в контакте того человека, с которым когда-то давно был знаком.
Пусть даже и не на короткую ногу.
И сидишь ведь, час или два просто тупо ползаешь по спискам друзей в поисках этого человека.
Потому что не знаешь ни имени, ни каких-то контактных данных
Только ник.
И ты не понимаешь, почему это так важно.
То есть понимаешь, конечно, но как-то не очень чётко.
Наверное, всё дело в воспоминаниях о времени, которое изменило тебя.
Которое делало тебя счастливым.
О том времени, когда жизнь была чем-то по-настоящему особенным.
Чем-то вроде праздника.
Конечно, были свои неприятности и свои разочарования, но сейчас они все забылись.
Осталось только то тёплое, щемящее чувство, которое зовут "ностальгией" у нас на Руси.
Пусть я и совершила когда-то много ошибок, я не жалею.
И если б мне дали возможность съездить на каникулы в те дни юности, я была бы счастлива.
Не нужно ничего менять там, в минувших днях.
Они делают людей такими, какие они сейчас.

Но есть одно, что заставляет сердце болеть.
Я могу смело позавидовать тем людям, кто не потерял связь с этим прошлым.
Поэтому моё желание - изменить настоящее, протянув нить между ним и прошлым.

@темы: *__* передоз впечатлений, анимэ, память

10:19 

Жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Мария Бурас,
генеральный директор Центра прикладных коммуникаций,
Максим Кронгауз,
доктор филологических наук, директор Института лингвистики Российского гуманитарного университета
«Наука и жизнь» №8, 2011

Во всех науках есть теории, занимающие совершенно особое место. Обычная жизнь гипотезы делится на несколько стадий: выдвижение идеи, её проверка, подтверждение/опровержение. У некоторых из них стадия подтверждения отсутствует — они сразу опровергаются; другие же первоначально подтверждаются и даже приобретают статус теорий, чтобы потом всё равно быть опровергнутыми и уступить дорогу новым предположениям. Но есть гипотезы, судьба которых не столь линейна. Они неоднократно опровергаются, неоднократно подтверждаются, забываются, вновь привлекают интерес исследователей, обрастают легендами и становятся частью не только науки, но и культуры вообще.

Именно такова жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности, более известной как гипотеза Сепира—Уорфа.

Как часто бывает с идеями, точная дата рождения гипотезы Сепира—Уорфа неизвестна. Считается, что она возникла в 30-х годах прошлого века, а точнее, её сформулировал во время лекций Бенджамин Ли Уорф. Именно он и дал ей название «гипотеза лингвистической относительности». Его идея обладает свойствами, которыми должна обладать великая научная гипотеза: чрезвычайная простота и фундаментальность.

Если совсем коротко, то Бенджамин Уорф утверждал: язык определяет мышление и способ познания. Эту элементарную формулировку обсуждают уже много десятилетий. В результате чередующихся подтверждений и опровержений сформулированы два варианта: сильный и слабый, которые различаются, собственно, только глаголом. В сильном варианте утверждение гласит, что язык определяет мышление, а в слабом — что язык влияет на мышление.

Не будем сейчас закапываться в философские различия между глаголами, а обратимся лучше к истории вопроса.

Идеи не рождаются на пустом месте, предшественники есть и у идеи о связи языка и мышления. Первым и основным считается великий немецкий философ и языковед Вильгельм фон Гумбольдт. Отчасти под влиянием своего не менее великого брата-путешественника Александра он увлёкся экзотическими языками. Его последняя, оставшаяся незаконченной работа посвящена кави — одному из языков острова Ява. Возможно, всё это и привело к формулировке идеи о связи языка и духа народов, которую можно проиллюстрировать одной из самых известных цитат Гумбольдта: «Язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное».

Идеи Гумбольдта подхватили и развивают до сих пор. Среди наиболее значительных его последователей можно назвать неогумбольдтианцев, как, например, знаменитый немецкий лингвист Лео Вайсгербер (1899–1985). Сам он родился в Лотарингии — области, расположенной на границе Германии и Франции, и поэтому был билингвом, то есть одинаково хорошо владел двумя языками: немецким и французским.

Вообще, информация об изучении экзотических языков или о владении несколькими языками очень важна для понимания того, почему и как учёный задумывается о связи языка и мышления и начинает искать доказательства этой связи.

Вайсгербер полагал, что каждый язык уникален и в каждом языке заложена своя так называемая картина мира — культурноспецифическая модель. Так что можно говорить о том, что способ мышления народа определяется языком, то есть о своего рода «стиле присвоения действительности» посредством языка. Именно Вайсгербер ввёл понятие языковой картины мира, ставшее популярным в современной лингвистике.

Гораздо менее зависима от идей Гумбольдта другая — американская — линия. Она получила название «этнолингвистика», а её создателем считается великий американский лингвист Эдуард Сепир. Впрочем, своим появлением этнолингвистика во многом обязана Францу Боасу, основателю антропологической школы, учителю Сепира. Вместе с учениками Сепир изучал языки и культуру американских индейцев и накопил огромный материал — описание языков Северной и Центральной Америки. Он выдвинул принцип культурного релятивизма, по сути отрицавший превосходство западной культуры и утверждавший, что поведение людей, в том числе и речевое, должно оценивать в рамках их собственной культуры, а не с точки зрения других культур, считающих такое поведение бессмысленным или даже варварским.

Эдуард Сепир, используя накопленный материал, сравнивал грамматические системы многочисленных языков, показывал их различия и делал на этом основании более масштабные выводы. Он полагал, что язык — это «символический ключ к поведению», потому что опыт в значительной степени интерпретируется через призму конкретного языка и наиболее явно проявляется во взаимосвязи языка и мышления. Влияние Сепира в среде американских лингвистов трудно переоценить. Он так же, как и Боас, создал собственную школу, но, в отличие от своего учителя, уже сугубо лингвистическую. Среди учеников Сепира оказался и химик-технолог, служивший инспектором в страховой компании, — Бенджамин Ли Уорф. Его интерес к языку проявлялся даже на его рабочем месте. Так, расследуя случаи возгорания на складах, он обратил внимание, что люди никогда не курят рядом с полными бензиновыми цистернами, но если на складе написано «Empty gasoline drums», то есть «пустые цистерны из-под бензина», работники ведут себя принципиально иначе: курят и небрежно бросают окурки. Он отметил, что такое поведение вызвано словом empty (пустые): даже зная, что бензиновые пары в цистернах более взрыво- и пожароопасны, чем просто бензин, люди расслабляются. В этом и других подобных примерах Уорф усматривал влияние языка на человеческое мышление и поведение.

Но, конечно, его вкладом в науку стали не эти любопытные, но вполне дилетантские наблюдения, а то, что вслед за своим учителем Уорф обратился к индейским языкам. Отличие языков и культуры индейцев от того, что было ему хорошо известно, оказалось столь значительным, что он не стал разбираться в нюансах и объединил все «цивилизованные» языки и культуры под общим названием «среднеевропейский стандарт» (Standard Average European).

Одна из главных его статей, лёгшая в фундамент гипотезы, как раз и посвящена сравнению выражений понятия времени в европейских языках, с одной стороны, и в языке индейцев хопи — с другой. Он показал, что в языке хопи нет слов, обозначающих периоды времени, таких как мгновение, час, понедельник, утро, со значением времени, и хопи не рассматривают время как поток дискретных элементов. В этой работе Уорф проследил, как соотносятся грамматические и лексические способы выражения времени в разных языках с поведением и культурой носителей.

Ещё один знаменитый пример, упоминания которого трудно избежать, связан с количеством слов для обозначения снега в разных языках. Цитируя своего учителя Боаса, Уорф говорил, что в эскимосских языках есть несколько разных слов для обозначения разных видов снега, а в английском все они объединены в одном слове snow. Свою главную идею Уорф высказал, в частности, таким образом: «Мы членим природу по линиям, проложенным нашим родным языком», — и назвал её гипотезой лингвистической относительности.

В 1953 году Харри Хойер — другой ученик Сепира и коллега Уорфа — организовал знаменитую конференцию, посвящённую этой гипотезе, и привлёк к ней не только лингвистов, но и психологов, философов и представителей других гуманитарных наук — как сторонников, так и противников. Дискуссии оказались крайне плодотворными, а по итогам конференции был опубликован сборник. Вскоре появился и полный сборник статей Уорфа, изданный посмертно, по сути — основной его труд. Всё это стало первым пиком научного и общественного интереса к гипотезе, ознаменовавшим её взлёт.

А дальше началась череда разочарований и неприятностей, состоявших в разоблачении как идеи, так и самого Уорфа. Учёного обвинили в том, что он никогда не ездил к индейцам хопи, а работал с единственным представителем этого народа, жившим в городе.

Более того, в 1983 году Эккехарт Малотки опубликовал книгу, посвящённую времени в языке хопи. На первой странице книги располагались всего две фразы. Одна — цитата из Уорфа, где он утверждал, что в языке хопи нет ни слов, ни грамматических форм, ни конструкций или выражений, которые бы прямо соотносились с тем, что мы называем временем. Под этой цитатой следовало предложение на языке хопи и его перевод на английский. По-русски это бы звучало так: Тогда на следующий день довольно рано утром, в час, когда люди молятся солнцу, примерно в это время он снова разбудил девушку. Иначе говоря, Малотки полностью перечёркивал выводы, сделанные Уорфом о времени в языке хопи.

Второе разоблачение касалось знаменитого примера с названиями снега в эскимосских языках. При цитировании Уорфа количество слов для разных видов снега постоянно росло, пока в редакционной статье в «The New York Times» в 1984 году не достигло 100. Над этим-то и издевались американские учёные, замечая, что такого количества слов в эскимосских языках нет, а в английском, в действительности, гораздо больше одного.

Разоблачения эти, правда, были слегка неубедительные. Во втором случае разоблачался вовсе не Уорф, а неправильная цитата из газеты. В первом же случае остаётся не вполне понятным, что произошло за почти 50 лет в языке хопи (например, не происходили ли в нём изменения под влиянием английского) и так ли уж неправ Уорф. Тем более что по другим свидетельствам, он к хопи ездил и серьёзно изучал их язык.

Более сильным «противником» оказалась теория универсальной грамматики, разработанная не менее замечательным американским лингвистом, нашим современником Ноамом Хомским. Он — один из самых цитируемых учёных в мире, живой классик, основоположник генеративной грамматики, определившей направление развития лингвистики в ХХ веке. Одна из главных идей Хомского касалась врождённости языковых способностей. Он утверждает, что грамматика универсальна и дана человеку в готовом виде так же, как законы природы. Из тезиса о врождённости выводится тезис о глубинном единстве всех языков. А все существующие различия признаются поверхностными. Другими словами, у всех языков мира на глубинном уровне есть нечто общее, и знание общего является врождённым для человека, что и даёт ему возможность овладевать любым языком.

Таким образом, теория универсальной грамматики оказалась противоположной гипотезе лингвистической относительности, потому что в соответствии с ней языковые способности и мышление оказались не связаны друг с другом и взаимонезависимы.

Основная битва между двумя ключевыми идеями ХХ века — релятивизмом и универсализмом — развернулась в области цветообозначения. Релятивисты утверждали: устройство лексики цветообозначения в разных языках различно, что влияет на мышление, которое, в свою очередь, воздействует на восприятие цвета говорящими. Среди универсалистов самым авторитетным оказалось исследование Брента Берлина и Пола Кея. Они показали, что область цветообозначения подчиняется общим законам, которые определяются физиологическими возможностями человека воспринимать цвет. Учёные выделили 11 основных цветов и предложили их иерархию: {black, white} → {red} → {green, yellow} → {blue} → {brown} → {grey, orange, pink, purple}. Иерархия означала, что менее важные цвета (например, grey или чуть более значимый brown) встречаются в языке, только если в нём уже существуют все цвета, занимающие более высокие позиции.

Хотя Берлин и Кей опубликовали работу в 1969 году, споры между универсалистами и релятивистами ведутся до сих пор. Релятивисты отмечают, что физиология восприятия цвета во многих случаях менее важна, чем так называемые прототипы. Так, в русском языке для различения голубого и синего цветов более важным оказывается не физиологическая способность к восприятию соответствующей длины световой волны, а апелляция к двум прототипам: небо и речная вода.

К слову сказать, современные, достаточно сложные эксперименты показывают, что носители тех языков, в которых для определённых цветов существуют отдельные слова, имеют преимущество в распознавании этих цветов (более высокая скорость).

Хотя борьба между универсалистами и релятивистами продолжается, в последние годы ситуация изменилась. Грубо говоря, период «разоблачения» гипотезы Сепира—Уорфа закончился. Связано это, прежде всего, с двумя факторами: появлением новых языковых данных и их экспериментальной проверкой. Впрочем, экспериментально проверяются и старые данные. Сегодня без эксперимента разговор о гипотезе Сепира—Уорфа вести уже даже как-то и неприлично. Расскажем же о нескольких языках, которые заставляют взглянуть на гипотезу Сепира—Уорфа по-новому.

Во-первых, конечно, язык пираха. Вот уж действительно, говоря словами Булгакова, «что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!». В языке пираха нет (или почти нет) числительных, слов для обозначений цвета и родства, прошедшего и будущего времени. Нет сложных предложений, что, кстати, противоречит теории Хомского. Особенно интересно отсутствие числительных. Но сначала — о том, что такое пираха. Это язык народа пираха (чуть более 300 человек), охотников и собирателей, который живёт в Амазонии, в отдалённом северо-западном районе Бразилии, по берегам реки Маиси, притока реки Амазонки. Уникальность народа в том, что он не хочет ассимилироваться. Они почти не разговаривают на португальском языке и не используют достижения цивилизации. Основная информация о народе пришла к нам от исследователя Даниэла Эверетта и его жены Керен.

Эверетт установил, что в языке пираха есть два слова со значением количества: «мало» и «много». Если Эверетт насыпáл на столе кучку из камней и просил положить рядом такую же, индейцы могли это сделать, ставя в соответствие каждому камешку из первой кучки свой собственный. Но если первую кучку убирали, восстановить количество камней индейцы уже не могли, поскольку соответствующих числительных, помогающих запомнить нужное число, у них нет. Более того, когда Эверетт попытался заняться просветительством и научить пираха считать, они отказались, решив, что это им ни к чему.

Казалось, язык пираха — та замечательная находка, которая подтверждает, что язык и мышление связаны между собой. Пираха, живущие здесь и сейчас, не знают грамматических времён, придаточных предложений и всего того, что им не нужно для жизни. Но универсалисты и здесь вышли из положения. Они заявили, что это не язык пираха влияет на их индивидуальное мышление, а быт, условия жизни совершенно независимо повлияли, с одной стороны, на устройство языка, а с другой — на то, как они мыслят и познают мир. Аргумент оказался во многом решающим в том смысле, что стало ясно: никакие конкретные данные не могут поставить точку в споре. Это два разных взгляда на мир.

В языках мира существуют разные типы ориентации в пространстве. Вот три основных: эгоцентричная, географическая и ландшафтная. Эгоцентричность означает, что все предметы ориентируются относительно говорящего. Так, мы, например, говорим «справа от меня», «впереди меня». Даже когда мы говорим «слева от дома», мы имеем в виду то, как мы смотрим на дом. То есть в «эгоцентричных» языках используют слова типа право, лево, впереди, сзади, сверху, снизу. Кроме русского языка к «эгоцентричным» относятся английский, немецкий, французский, да и все широко распространённые языки.

Совсем иначе устроены географическая и ландшафтная ориентации, которые присутствуют в довольно экзотических языках. При географической ориентации говорящий располагает все предметы по сторонам света: север, юг, восток и запад, а при ландшафтной ориентирами выступают наиболее заметные элементы ландшафта: гора, море или же вершина/подножие холма. Интересно, что даже для маленьких объектов и малых расстояний всё равно используются такие крупные ориентиры (например, к югу от пальца или к морю от носа).

Так, в гуугу йимитхирр — языке одноимённого народа аборигенов Австралии, проживающих на севере штата Квинсленд, — ориентируют все предметы не относительно себя, а относительно сторон света. Вот один из примеров, любимых лингвистами. Мы скажем нечто вроде «муравей справа от твоей ноги», а абориген ту же мысль выразит иначе: к югу от твоей ноги, или к северу, или к востоку — в зависимости от того, как муравей реально расположен (хотя он всегда будет справа от ноги). Понятно, что у себя дома аборигены легко определяют стороны света — по солнцу, по мху, по природным приметам, просто зная, в конце концов, где север, юг, восток и запад. Самое удивительное, однако, состоит в том, что они не утрачивают способности ориентироваться по сторонам света и в незнакомой местности и ситуации, в том числе и будучи вывезенными в какой-то город, как будто у них в голове находится встроенный компас. По крайней мере, таковы свидетельства экспериментаторов.

Индейцы майя, говорящие на языке цельталь (проживают в штате Чьяпас в Мексике), ориентируют предметы относительно особенностей природного ландшафта местности, в которой они живут, располагая их либо выше по холму, либо ниже. То есть про того же муравья они могли бы сказать что-то вроде «муравей выше по холму от твоей ноги».

С вывезенными в Голландию представителями народа цельталь проводил эксперименты лингвист Стивен Левинсон. Оказалось, что индейцы цельталь решают некоторые пространственные задачи лучше голландцев, потому что устанавливают тождества, основываясь на иных пространственных принципах. Голландцы, как и мы, считают тождественными объекты, являющиеся в действительности зеркальными отражениями друг друга. Грубо говоря, если голландцу и индейцу цельталь продемонстрировать два номера в гостинице, расположенные по разные стороны гостиничного коридора, то они увидят их по-разному. Голландец, увидев в обоих номерах кровать слева от двери, а стол — справа, сочтёт, что номера одинаковы. Индеец же цельталь заметит принципиальные различия, ведь кровать в одном номере расположена к северу от двери, а стол — к югу, а в другом номере всё обстоит ровно наоборот.

Собственно, для универсалистов и эти эксперименты не станут доказательством, но дело уже не в этом. Сегодня учёные сосредоточены не на том, чтобы доказывать или разоблачать гипотезу Сепира—Уорфа. Вместо этого они исследуют отношения между мышлением, языком и культурой и описывают конкретные механизмы взаимовлияния. Более того, параллели между языком и мышлением, установленные в последние десятилетия, производят впечатление даже на специалистов.

Споры и дискуссии по поводу гипотезы Сепира—Уорфа оказались чрезвычайно плодотворны для развития не только лингвистики, но и многих гуманитарных наук. Тем не менее мы не можем до сих пор точно сказать, истинна ли эта гипотеза или ложна. В чём же дело?

Гипотеза Сепира—Уорфа провисает в своей второй части. Мы не очень понимаем, что такое мышление и сознание и что значит «влиять на них». Часть дискуссий связана с попытками как-то переформулировать гипотезу, сделать её более проверяемой. Но, как правило, другие формулировки делали её менее глобальной и, как следствие, снижали интерес к проблеме. По-видимому, одним из очень интересных способов отказа от гипотезы Сепира—Уорфа в лингвистике стало использование термина «языковая картина мира». Таким образом, лингвисты отказываются рассуждать о малопонятных материях «мышление» и «познание», а вводят некое красивое, собственно лингвистическое понятие «языковая картина мира» и с увлечением описывают её различные фрагменты. Понятно, что, например, наша, русская, картина мира и картина мира пираха сильно различаются: например, какие представления сложились в отношениях, связанных с семьёй, цветом, и тому подобное. Но, во-первых, единой и цельной языковой картины мира не существует, фрагменты одного и того же языка могут противоречить друг другу. Скажем, в русской картине мира небо интерпретировалось как высокий свод (отсюда и сложное слово небосвод), по которому солнце всходит и за который оно заходит. На плоскую природу неба указывает и выбор предлога по во фразе По небу плывут облака. Однако интерпретация неба как пространства тоже возможна, и тогда слово сочетается уже с предлогом в. Вспомним хотя бы фразу из песни Юрия Шевчука: «Осень. В небе жгут корабли».

Во-вторых, не определён статус понятия «языковая картина мира». Оно вроде бы находится в компетенции лингвистики и отчасти защищает лингвистов от критики других учёных. Более или менее очевидно, что язык влияет на картину мира, но что такое сама эта картина, как она связана с мышлением и познанием — совершенно неясно. Так что введение нового термина, защищая лингвистов и позволяя им заниматься своим делом, одновременно снижает значимость исследований.

Есть ещё один очень важный и, может быть, самый актуальный способ переформулирования гипотезы Сепира—Уорфа. Сегодня язык пытаются связать с когнитивными способностями человека. Слово «когнитивный» — необычайно модное — открывает в наше время все двери. Но, к сожалению, не становится от этого более понятным. Ведь, по сути, «когнитивный» означает «связанный с мышлением».

Таким образом, можно признать, что за 80 лет существования гипотезы именно не очень строгая формулировка позволила ей стать сверхпродуктивной исследовательской и методологической рамкой. Перефразируя слова Фаины Раневской о Моне Лизе, гипотеза Сепира—Уорфа теперь уже сама может выбирать, кому ей нравиться, а кому нет.

Литература:
1) Под редакцией В. А. Звегинцева. Раздел «Гипотеза Сепира—Уорфа» // Новое в лингвистике. — М., 1960. — Вып. 1. С. 111–215.
2) Стивен Пинкер. Язык как инстинкт. — М.: Едиториал УРСС, 2004.

@темы: интересности, учёба

18:43 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Ваши инициалы о вас

Ваши инициалы говорят о таких качествах: общительность, контактность, смелость, спокойствие, непринуждённость, чувственность, поиск психологического равновесия, готовность к борьбе, развитое воображение, сила и власть, выдержка и спокойствие, способность к преодолению трудностей, твёрдость в убеждениях.
Проверить свои инициалы >>>


@темы: тесты

23:35 

Lifelong Learning

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Lifelong Learning - это концепция непрестанного, добровольного поиска новых знаний, который вдохновляется как профессиональными, так и личными причинами. Подобный образ жизни способствует профессиональному росту и конкурентоспособности человека на рынке труда, и при этом является важнейшей частью личностного роста. При этом в масштабах страны массовое принятие этой концепции благотворно сказывается на формировании человеческого и интеллектуального капитала и его качестве, а тем самым помогает развитию экономики.

Концепция непрерывного обучения предполагает, что оно должно охватывать людей независимо от их возраста и сферы деятельности, и при этом предоставлять им возможности для реализации и развития абсолютно любых учебных интересов и предпочтений.

 

Стадии Lifelong Learning

Выделяют основные стадии непрерывного обучения, основанные на возрасте обучающихся.

Первая группа - обучающиеся возрастом от 6 до 24 лет. Они, как правило, обучаются в специальных образовательных учреждениях, от начальной школы до высших учебных заведений. Но этим дело не ограничивается, ведь помимо формального обучения, дети и молодые люди учатся и в собственной семье, участвуют в общественных организациях, общаются со множеством людей, вращаются в определенной культурной среде - все это представляет собой неформальное обучение, которое, наряду с формальным, закладывает основы интеллектуального, социального и эмоционального развития человека.

Вторая группа - это взрослые возрастом от 25 до 60 лет. Хотя формальное образование к этому времени, как правило, закончено, люди все же не прекращают обучаться. Они могут заниматься профессиональным развитием, как формально, так и неформально, получать дополнительное образование, заниматься научной работой, а кроме того, они обучаются, решая задачи своей рабочей и повседневной жизни, расширяя круг знакомств и кругозор, путешествуя, осваивая новые умения и заводя новые увлечения.

Третья группа - это обучающиеся старше 60 лет. В этот период жизни люди обычно получают прекрасную возможность посвятить себя своим интересам и увлечениям - это может быть социальная работа, путешествия, изделия ручной работы и многое другое. Пожилым людям необходимо чувствовать осмысленность своей жизни, именно поэтому так важна поддержка, которую общество могло бы оказывать их непрекращающемуся развитию и обучению.

 

Философия и содержание Lifelong Learning

Что же является содержанием Lifelong Learning? Условно можно выделить четыре основных направленности обучения: обучение знаниями, обучение умениям, обучение взаимодействию с другими людьми (разрешение конфликтов, развитие коммуникативных навыков, социализация, толерантность к иным культурам и так далее) и саморазвитие, что затрагивает все возможные сферы самосовершенствования - физическую культуру, интеллектуальное развитие, развитие эмоциональной компетентности и эстетической восприимчивости, наконец, духовность.

Таким образом, Lifelong Learning - это всестороннее развитие личности, с одной стороны, и способ содействия развитию всего общества, с другой.

 

Особенности Lifelong Learning

Хотя традиционное, формальное обучение является очень значительной частью концепции, особое значение для нее имеют такие виды обучения, как самостоятельное и неформальное.

По сути, вся жизнь человека представляет собой неформальное обучение. Оказываясь в самых различных ситуациях, встречая на своем пути самых разных людей и завязывая с ними те или иные отношения, приобщаясь к родной культуре и изучая чужие, разрешая разнообразие встающих перед ним проблем, человек обучается. Он приобретает новые ценности, установки, взгляды, знакомится с разными точками зрения, открывает для себя новые проблемы, приобретает новые знания и овладевает новыми умениями. Все это в огромной степени и составляет суть непрерывного обучения.

Lifelong Learning непредставимо без личной мотивации каждого обучающегося. Концепция предполагает, что обучение происходит добровольно, и никто, кроме самого человека, не несет за него ответственности. Поэтому очень большую важность имеют личностные черты каждого - возможно, только потенциального - обучающегося, и главное - его желание учиться. Интересно, что причин материального характера недостаточно, чтобы заставить людей учиться. Необходимо, чтобы им был приятен и интересен сам процесс обучения, а не только его возможные результаты.

Причины, по которым люди учатся, очень разнообразны, и при этом тех, что связаны с профессией или желанием улучшить своё благосостояние, не так уж много. Люди учатся, чтобы углубить свой профессионализм или начать собственное дело, - но при этом ничуть не реже обучение нужно им затем, чтобы расширить свой кругозор и углубить знания, чтобы познакомиться с новыми людьми, войти в те или иные сообщества, или просто чтобы стать увереннее в себе и развить в своем характере желаемые черты и качества.

А поскольку дело обстоит именно так, и в силу того, что каждый сам ответственен за непрерывное обучение, то оно происходит в подавляющем большинстве случаев за счет самих обучающихся, при минимальной поддержке государства.
И еще одна отличительная черта Lifelong Learning, как уже упоминалось выше, состоит в том, что оно открыто для всех, независимо от возраста обучающихся.

 

Отличия Lifelong Learning от традиционного обучения


Таким образом, непрерывное обучение представляет собой совершенно новую педагогическую модель. Учителя в ней играют роль фасилитаторов, а средой обучения считается вся жизнь человека, вся культура, с которой он соприкасается. При этом обучение большей частью происходит в процессе практики, а не пассивного «впитывания» знаний.

Преимущества Lifelong Learning
Непрерывное обучение может быть фактором, который очень позитивно влияет на социально-экономическую среду. Но помимо этого, концепция несет в себе мощный этический, гуманистический заряд. В ее основе лежат такие ценности, как познание, исследовательский дух, служение человеку и обществу, единство развития разума, духа и тела.
Можно перечислить конкретные сильные стороны непрерывного обучения:

•Оно помогает развить способности и потенциал, данный человеку от природы.
•Оно раскрепощает интеллект.
•Оно способствует пытливому, любознательному взгляду на мир.
•Оно обогащает коллективную мудрость человечества.
•С его помощью можно сделать мир лучше.
•Оно помогает людям легче переживать перемены.
•При таком образе жизни легче найти для себя ее смысл.
•Непрерывное обучение – способ всегда оставаться активным членом общества.
•С его помощью можно найти новых друзей и завязать важные отношения.
•Оно обогащает жизнь и делает ее насыщеннее.

Безусловно, реализация концепции Lifelong Learning требует, чтобы в обществе соблюдались определенные условия. И прежде всего необходимо, чтобы государством признавались все возможные формы, форматы и методы обучения, а не только формальное образование. Важно, чтобы в стране сформировалась всеобщая культура обучения – чтобы обучение ценилось, поощрялось и было доступным всем желающим, чтобы обучение взрослых стало неотъемлемой частью трудовых отношений.

@темы: интересности, учёба

22:53 

Ч.Хэнди об образовании

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Существующая система образования сфокусирована исключительно на том, чтобы дать правильные (и по большей части единственные) ответы на все вопросы. Тогда как в реальности гораздо ценнее как раз умение задаваться правильными вопросами. При этом важны только те вопросы, которые спрашивающему небезразличны - все остальные, строго говоря и вопросами-то не являются.

Хэнди справедливо замечает, что традиционное образование построено вокруг аналитического мышления, которое является лишь одним из семи типов таланта - помимо него, исследователи выделяют структурное мышление, или способность идентифицировать и создавать паттерны (развито у художников и программистов), музыкальный талант, физический талант (спорт), практический талант (такой человек может, например, разобрать и собрать телевизор, не зная его устройства), внутриличностный талант (поэты и другие знатоки человеческих душ) и межличностный талант (способность успешно контактировать с окружающими и направлять их).

Вместо традиционной плоской концепции «вопрос-ответ» Хэнди предлагает модель «колеса обучения»: вопрос - гипотеза - проверка - рефлексия - новый вопрос, и так далее. Попутно он выделяет три типа людей, застрявших на каком-либо из этих этапов: «аудиторов», которые всегда готовы задавать вопросы, но не очень-то интересуются ответами; квазиученых, которые готовы засыпать вас теориями и гипотезами, но совершенно не готовы подвергнуть их проверке; и экспертов/фанатиков, которые либо бесконечно анализируют, не в силах продвинуться дальше, либо настолько убеждены в сформулированных ими ответах, что не хотят разглядеть в них зерна новых вопросов.

Работе колеса обучения мешают различные блоки: зависимость от чужой инициативы и неспособность проявлять собственную, недостаток веры в себя или ложное смирение, отсутствие целей, несвобода, подверженность критике. «Смазкой» же являются принятие ответственности за себя, вера в то, что будущее существует и мы можем на него повлиять, креативность и так называемые «негативные способности» - то есть умение переносить неопределенность, сомнения, ошибки и неудачи и извлекать из них смысл.

Традиционное образование, утверждает Хэнди, не просто оторвано от реальности, оно противоположно реальности. Действительно, если сравнить учеников и сотрудников организаций (которыми они должны стать по завершении обучения), мы увидим, что эти будущие сотрудники:

  • Работают в течение недели на десяток разных боссов;
  • Не имеют постоянного рабочего места и каждые 45 минут перемещаются из помещения в помещение;
  • Не имеют права обращаться к коллегам за помощью и обязаны держать в голове все необходимые сведения;
  • Работают в совершенно однородных группах из 30 человек;
  • Не имеют права на социальные контакты во время выполнения работы.
Фактически они - продукция, пишет Хэнди. Причем с большим количеством брака на выходе. Однако сама большая ирония кроется в том, что это совсем не та продукция, за которую компании были бы рады заплатить.

Почему бы школе не получиться у компаний, многие из которых уже создали свои собственные системы корпоративного обучения, зачастую гораздо более эффективные? Почему бы не посмотреть на учеников как на сотрудников, имеющих свои интересы и свои цели, вместо того, чтобы навязывать им свой абсурдный конвейер? Почему бы не использовать психотехнологии, которые успешно применяются на бизнес-тренингах?

 

взято отсюда http://kolesnik.ru/2005/handy-education/


@темы: интересности, учёба

21:53 

Национальная культура и организационное поведение: типология Чарльза Хэнди

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Множество деловых организаций действуют в разных странах мира, сильно отличающихся друг от друга уровнем экономического развития, политическим устройством, культурой, историческим опытом, природно-климатическими условиями и т.д. Это стимулирует поиски ответа на вопрос о том, как эти факты отражаются на особенностях культур организаций и, следовательно, на поведении людей. Ответить на этот вопрос помогают изыскания исследователей менеджмента, направленные на выработку типологических критериев и создание типологий организационных культур.

Рассмотрев ранее типологию авторства нидерландского социолога Герта Хофстеде, в этот раз обратим внимание на другую важную типологию авторства британского исследователя Чарльза Хэнди. Эта типология в качестве критерия использует соотношения следующих элементов организации:

  • власть;
  • распределение ролей и функций;
  • задача;
  • личность работника.
В зависимости от доминирования одной из этих характеристик и вытекающего отсюда способа их соподчинения складываются четыре типа организационной культуры, отличающиеся:
  • способом распределение власти;
  • ценностными ориентациями личности работника;
  • характером отношений между личностью и организацией;
  • структурой организации и характером ее деятельности на разных этапах своей эволюции.

Каждому из выделенных таким способом типов культуры Хэнди дал названия-метафоры, соответствующие именам четырех богов древнегреческой мифологии: Зевса, Аполлона, Афины и Диониса. Соответствующие им типы культуры определяются соответственно как «культура власти», «культура роли», «культура задачи» и «культура личности».

 

1. Культура власти, или культура Зевса (отца богов и людей, повелителя неба и земли, охранителя порядка и семьи) характеризуется приоритетом личной власти руководителя. Взаимоотношения с первым руководителем значат значительно больше формального статуса. Благодаря доверию и использованию эмпатии как средства коммуникации управление в культуре власти менее дорого по сравнению с управлением в других культурных средах за счет экономии на процедурах контроля. При этом источником власти служат ресурсы, находящиеся в распоряжении руководителя. В этой культуре ценят личные достоинства, людям предоставляют необходимую им свободу действий и вознаграждают усилия.

Этот тип культуры эффективен в ситуациях, когда скорость принятия решений и их осуществления важнее проработанности деталей. Чтобы быть эффективным в данной культуре, нужно ориентироваться на власть и интересоваться ее политикой.

Отличительные признаки организационной культуры власти:

  • Доверие
  • Эмпатия (сопереживание)
  • Личная харизма
  • Деньги
  • Личный успех
  • Политичность
  • Связи
  • Быстрое принятие решений
  • Персональный отбор сотрудников
  • Преемственность
  • Отсутствие формальных властных полномочий
  • Минимальное количество документации
  • Низкая степень бюрократии
  • Централизованный контроль ресурсов
  • Интуитивность и целостность мышления
  • Сила ресурсов
  • Поглощенность личности организацией
  • Люди

2. Культура роли, или культура Аполлона (бога, олицетворяющего рациональное начало и порядок в противоположность спонтанному, чувственному началу бога Диониса). Культура Аполлона соответствует бюрократии, как ее понимал Макс Вебер. Роль здесь понимается скорее как жестко закрепленная функция, обеспечивающая работу организации как единого организма.

Культура роли складывается из предположения о рациональной сущности человека, позволяющей ему эффективно действовать, опираясь на анализ и логику. Построенная на таких началах организация подобна стройной архитектуре храма Аполлона, верхняя пирамидальная часть которого опирается (с помощью жестко регламентированных процедур) на симметрично расставленные колонны, представляющие (в жизни) функциональные подразделения организации.

Организации с таким типом культуры, как правило, успешно действуют в стабильном окружении (с неменяющимся, легко предсказуемым и контролируемым рынком), однако они мало приспособлены к работе в условиях изменяющейся среды.

Отличительные признаки культуры роли:

  • Сильная власть
  • Стабильная среда
  • Стабильность продукции
  • Неприспособленность к работе в изменяющейся среде
  • Наличие определенных правил и процедур
  • Медленная реакция на изменения среды
  • Высокая техническая компетентность
  • Защищенность персонала
  • Отлаженные методы работы, системы оценки и контроля
  • Глубокая специализация
  • Обязательное выполнение определенной роли в организации
  • Наличие атрибутов традиционного управленческого развития
  • Сильное администрирование
  • Забота о личной жизни персонала
  • Последовательность
  • Аналитичность
  • Сильная конкуренция за символы статуса
  • Ценность власти
  • Планирование карьеры
  • Ритуальность
  • Долг

3. Культура задачи, или культура Афины. Согласно мифологии, Афина появляется из головы Зевса во всеоружии - она богиня войны, а также мудрости, искусств и развития. По-видимому, именно эти качества, обеспечивающие успех в экстремальных условиях, имел в виду Хэнди, дав название «культура Афины» культурам организаций, максимально ориентированным на решение неординарных задач и деятельность в самых сложных ситуациях.

Структура организации с культурой задачи представляет собой сеть взаимосвязанных подразделений-команд, каждая из которых, обладая значительной автономией, несет при этом свою необходимую долю ответственности, вытекающей из общей стратегии организации. Власть здесь распределена по командам, а не концентрируется наверху, как в культуре роли, или в центре, как в культуре власти.

Концентрация ресурсов, привлекаемых из разных частей организации, подчиняется решению определенных узловых проблем.

Культура Афины в качестве основания для власти признает только опыт решения задач. Возраст, продолжительность работы в компании, близость к руководству не имеют значения. Для того чтобы внести вклад в работу своей команды, сотруднику необходимы талант, творческое мышление, свежесть взгляда и интуиция.

Организация с «культурой задачи» достигает наибольшей эффективности, предоставляя командам, состоящим из квалифицированных сотрудников, необходимые ресурсы и все другие возможности для хорошей работы.

Отличительные признаки организационной культуры задачи:

  • Приспособленность для работы в экстремальных условиях
  • Ценность результатов работы как числа решенных проблем
  • Сила опыта
  • Малая значимость возраста и стажа работы
  • Творческое мышление, молодость и энергия, свежесть взгляда
  • Принятие целей организации как своих собственных
  • Приоритет результата работы команды
  • Незначительность различий в статусе и индивидуальных целей
  • Малая значимость власти, положения, в том числе в должностной иерархии
  • Высокая адаптивность, быстрая реакция на изменения, гибкость управления
  • Организация работы путем создания проектных команд
  • Взаимность уважения, основанного на способностях, а не на возрасте или статусе
  • Высокая степень автономности при решении проблем
  • Хорошие рабочие отношения внутри групп (трудовых коллективов)
  • Основной контроль со стороны высшего руководства
  • Незначителен повседневный контроль выполнения работы
  • Доступность ресурсов и автономия групп
  • Небольшие различия в статусе
  • Групповое принятие решений
  • Обучение посредством участия в проектах
  • Люди рассматриваются не как человеческие ресурсы, а как индивидуумы
  • Поощряется саморазвитие и приветствуется инициатива сотрудников
  • Проявление нерешительности в кризисных ситуациях
  • Изменения осуществляются методом упаковки проблем
  • Доминирующее значение кооперативного группового эффекта
  • Основное средство распределения власти профессионализм и обладание ресурсами

4. Культура личности, или культура Диониса. Бог Дионис в древнегреческой мифологии в противоположность рациональности Аполлона олицетворяет спонтанное, чувственное начало. Персональную основу этого типа организационной культуры составляют творческие личности.

Организация с такой культурой существует для того, чтобы помогать сотрудникам в достижении их личных целей. Эта культура предпочитаема профессионалами, поскольку позволяет им сохранять собственную независимость (которую они ценят больше всего), личную свободу, подлинность и в то же время быть частью организации. Такую организацию правильней называть ассоциацией, состоящей из профессионалов, лишь потому, что это дает им дополнительные возможности, гибкость и поддержку.

Организация, где царит подобная культура, - весьма сложный объект управления для менеджеров, склонных к администрированию, ставящих на первое место четкое планирование, порядок и контроль. Создать систему отношений, обеспечивающую эффективное взаимодействие профессионалов, способствующее достижению организационных целей, - довольно трудная задача. В таких организациях менеджер фактически лишен возможности применить стандартные санкции (как негативные, так и позитивные) - взыскания, увольнения, поощрения - или же они просто находятся вне его компетенции.

Черты культуры личности представлены ниже. Эти типы культур можно проследить в процессе эволюции одной и той же организации, каждая из них в своем развитии проходит четыре основных стадии: зарождение, рост, развитие и спад.

Отличительные признаки организационной культуры личности:

  • Импульсивное, эмоциональное начало
  • Креативность личности
  • Организация существует для помощи персоналу в достижении личных целей
  • Приоритет таланта и навыков отдельной личности
  • Высокий профессионализм
  • Независимость и уверенность
  • Сложность применения каких-либо санкций руководством по отношению к подчиненным
  • Принятие решений группой профессионалов
  • Обучение посредством погружения в новый опыт
  • Наличие права выбора возможностей
  • Минимальная возможность оказания давления и влияния на персонал
  • Непризнание власти организации
  • Уважение людей за талант и личные качества
  • Личная свобода и непредсказуемость
  • Управление на основе индивидуального подхода
  • Отсутствие стремления к власти над людьми и ресурсами
  • Высокая значимость личного вклада в решение проблемы
  • Избегание любых форм рекламы
  • Отсутствие стремления к публичному признанию результатов работы
  • Свободное распоряжение собственным временем
  • Обязательность по отношению к организации
  • Право личного вето по определенным вопросам
  • Обязательность консультирования с профессионалами

@темы: интересности

21:45 

Посмотреть

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Sankarea

18:39 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
12:46 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Раз уж сменила дизайн, нужно написать, что меня на это сподвигло.
В детстве я просто обожала рассказы про Умную собачку Соню.
Мультфильм тоже довелось посмотреть, но книга пленяла намного больше.
Во-первых, рассказов там была намного больше, чем мультфильмов.
А во-вторых, книгу как-то и читать было интереснее.
Можно было самому представлять, как всё происходило.
Можно было даже прочувствовать это и представить себя самой собачкой Соней)
Сейчас, рефлексируя, я думаю
: может, любовь к вишне пошла у меня именно от Сони?
Кто теперь это выяснит?
Но факт тот, что вишню и вишнёвое варенье я и впрямь очень люблю, как и затёртую до дыр книгу про Умную собачку из квартиры 66.

@темы: чтоб меня, да я ж счастливец Х), повседневность, детство

10:36 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Ты — Бард
«Что, загорелось?» – порой интересуются окружающие, наблюдая твои уши, едва виднеющиеся наружу из какого-либо творческого процесса. Дальше они добавляют что-то про солому или бересту в таком месте, где ей совсем не место. «Угу, – автоматически соглашаешься ты. – Оно загорелось и я его курю». И окружающие начинают обходить тебя по широкой дуге. А потом у тебя внезапно получается – проза, стихи, рисунок, музыка, танец, хендмейд. И ты с трепетом ждёшь: поблагодарят или закидают тапками? Успех или позор? И с таким же трепетом реагируешь на каждое «браво» и каждый тапок, а особенно – на мнение себе подобных. Потому что то, которое «горит», оно действительно горит, оно – Огонь, а ты – бард. Ты не можешь не творить, когда творится, – сгоришь же к гоблинам. И ты готов продать душу за ночь с музой, когда не творится, а надо. Про тебя говорят «творческий человек», имея в виду все что угодно. И что бы они ни имели в виду, по сути это правда.
Пройти тест

@темы: тесты

17:12 

КАК ПИСАТЬ. Ч. 3: ПРАКТИЧЕСКАЯ МАГИЯ ЯЗЫКА

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Летняя школа «Метрополя» продолжает свою нелегкую работу по перевоспитанию неблагополучных подростков. В предыдущий раз мы учили вас, как должны выглядеть начало и концовка текста, как правильно разбивать текст на абзацы; а до этого мы рассказали, как находить вдохновение и безошибочно определять, для кого вы пишете - сегодня же речь пойдет о забытом боевом искусстве избавляться от словесного мусора в тексте.


1. ГЕНЕРАТОРЫ МУСОРА

Да, это мы. Почти все первоначальные версии текстов содержат здоровенные кучи словесного мусора. Умелый редактор способен выловить лишнее и сократить до половины материала начинающего автора без потери смысла. Но если научитесь делать это сами, ваш статус и гонорары вырастут автоматически. Амбициозные новички дрожат над каждой своей фразой, для них все без исключения родненькие буковки выглядят ценными, как для Плюшкина кажутся сокровищем цвелые кексы и траченый молью малахай. Опытные авторы относятся к своим творениям гораздо легче. Плохим писателем вас делает не производство слов-паразитов (это бывает у всех), а отказ от них избавляться.

 

2. СОРТИРУЕМ ОТХОДЫ

Словесный мусор, как и все остальное в мире, стоит классифицировать, чтобы лучше понять. Вот совершенная дрянь, которую сразу нужно вычеркивать:

  • тавтология - значение одного слова повторяет значение другого и не несет смысловой нагрузки («основные приоритеты», «громко орать», «юная девушка»);
  • калька английского синтаксиса: притяжательные местоимения там, где смысл и без них очевиден («в своей работе «Толкование сновидений» Фрейд восемьдесят четыре раза упоминает банан» - ну не в чужой же);
  • мутные эмоционально окрашенные выражения, представление о которых у каждого свое («романтический вид», «красивый мужик»);
  • топтания вокруг да около («важно отметить», «можно предполагать», «следует подчеркнуть») - отмечайте, предполагайте и подчеркивайте без этих трусливых прелюдий;
  • лишние прилагательные («оранжевый мандарин», «желтые нарциссы») - не поверите, все и так в курсе, какого цвета нарциссы и мандарин;
  • громоздкие канцеляризмы, затрудняющие восприятие («произвести оплату» - оплатить, «оказались не в состоянии» - не смогли, «состоянием на данный момент» - сейчас, «за возможным исключением» - кроме, «по истечении двух часов» - через два часа);
  • псевдоусилители и квазисмягчители («совершенно невозможно представить» - нельзя представить, «практически полностью неразличимый» - еле различимый);
  • обороты, которые ничего не означают («в известном смысле» - в каком?, «как сказал поэт» - что за поэт и зачем вы его цитируете, если даже не знаете имени?, «издревле считалось» - когда, где, кто считал?).

3. ИЗГОНЯЕМ БЕСОВ

Вынос мусора - это первый уровень очистки материала, у любителей классической литературы этот процесс происходит в голове автоматически. Изгнание бесов - вторая ступень посвящения в литераторы. Бесы - на первый взгляд корректные выражения, которые оказываются врагами качественного текста. Еще в 1946 году Оруэлл все понял и написал о них в эссе «Политика и английский язык», с тех пор ничего не изменилось:

  • Никогда не используйте метафору, сравнение или другую фигуру речи, которую вы неоднократно встречали в прессе.
  • Никогда не используйте длинное слово там, где справится короткое.
  • Если слово можно вырезать - вырезайте.
  • Никогда не используйте пассивный залог там, где можно употребить активный.Никогда не используйте иностранное слово, научный термин или жаргонизм, если его можно заменить простым повседневным английским словом.
  • Лучше нарушить все предыдущие правила, чем брякнуть нечто совершенно варварское.

Последний пункт касается авторов, которые боятся быть простыми. Проплывая вечный писательский путь между Сциллой примитивизма и Харибдой помпезной мути, они прижимаются к берегу последней. Эти люди исповедуют совковый принцип «чем непонятней, тем научней», мастерят топорные неологизмы из осколков нормальных слов и стремятся втиснуть в свое сочинение весь вокабуляр Даля. Результат плачевен: измученный корявыми завитушками читатель плюет, бросает текст на середине и вместо признания таланта и неординарности автора вешает на него ярлык претенциозного дурака. Как справедливо отмечают составители руководства для авторов The Economist,чрезмерная длина и пышность фраз служит одной из двух целей: или затемнить смысл (вспомните «сопряженный ущерб» у американских военных), или замаскировать отсутствие мыслей. Примитивизм лучше помпезности уже тем, что простой текст прочтет больше людей. И если ваша логика безупречна, идеи свежи и аргументация глубока, словарный запас пятиклассника вам простят, не сомневайтесь.

Избегайте резких оценочных суждений, особенно если вы хотите работать в СМИ (издание засудят, а вас выгонят). Не нужно прямо называть что-то глупым, а кого-то некомпетентным или аморальным. Просто дайте факты, которые покажут, что так и есть. Оставьте менторский тон, если вы не работаете над обучающим текстом. Мне сейчас можно сыпать глаголами «сравните», «подумайте», «вообразите», «запомните», «забудьте» и прочими образцами повелительного наклонения, а вам нельзя.

Забудьте о кокетливых междометиях, не выражающих сути. «Сюрприз!», «хаха», «упс», «как же так!» - штуки, которыми может пользоваться только блестящий стилист с идеальным чувством языка, и то изредка. У остальных это будет выглядеть как неуместная восторженность и фамильярность. Оставьте ее для скайп-чатов с близкими друзьями.

Заменяйте двойное отрицание: «не могу не высказаться» - не могу молчать, «неправильным было бы не принять одну из сторон» - было бы ошибкой сохранять нейтралитет. Здесь читатель спотыкается и тупит, а чем чаще встречаются горбы и ямы на дороге вашего текста, тем быстрее он свернет на другую, ровную. Не вашу.

 

4. СНАЧАЛА ЧИСТИТЬ, ПОТОМ РАСКРАШИВАТЬ

Зинсер предлагает поступать именно так. Он сравнивает писательство с плотницким делом: сперва надо научиться пилить доски и забивать гвозди в нужные места, а уже потом заниматься резными наличниками. Тексты многих начинающих писак напоминают шаткие кособокие избы, на крышу которых присобачены многочисленные башенки, стены увешаны балконами, а дверей нет. Тексты многих профессионалов, заскучавших за многолетней рутиной в компании непритязательных редакторов, похожи на крепкие гладкие сараи. Нам такой хоккей не нужен, как сказал поэт.

Намеренное украшательство поверх того потока фраз, который вы органично излили на белый лист, Зинсер сравнивает с ношением парика: вроде и симпатично на первый взгляд, но на второй - неестественно, начинаешь гадать о форме лысины под ним. Самой эффективной подпиткой для лексики остается чтение качественных чужих текстов, тогда внутренний разговор, с которого начинается статья, будет идти в тех же изящных выражениях. Не менее важно беречь себя от влияния некачественных стилей. Начитавшись новостных заметок и МДК, и Гоголь бы отупел до состояния Коэльо.

Ладно, кое-что поверх все же можно сделать. Вот как расцветить и облагородить завершенный текст:

  • вооружитесь словарем синонимов и поищите замену всем словам, которые кажутся банальными или просто употребляются по сто раз;
  • обратите особое внимание на глаголы: «быть», «являться», «представлять собой» лучше сразу выбросить. Для остальных найдите более точные синонимы, описывающие ситуацию так, чтобы обойтись без скучных наречий и прилагательных: «она быстро вбежала в сени и громко крикнула: «Горим!» - она влетела в сени, голося «Горим!».
  • пробегите по всем фигурам речи глазами критика-пуриста. Что ценного в эпитете «зеленая листва»? Это даже не эпитет. Зачем вы написали «зеленая», если по предыдущим фразам понятно, что на дворе лето, действие происходит не в Чернобыле и шансы на то, что она бирюзовая, мизерны? Зачем вообще эта листва, для чего вы вставили описание природы в репортаж о проблемах подростков Краснодарского края? И так далее. Каждое слово в тексте служит какой-то цели. «Просто писать», как и «просто рисовать», щедро наляпывая краски, нельзя.
  • прочтите текст с выражением маме или другу, выслушайте замечания. Если вам стыдно это делать, выбросьте текст в корзину и начните новый. При необходимости повторите.

@темы: себе на память, учёба

17:06 

КАК ПИСАТЬ ХОРОШО. Ч.2: БОРЬБА СО СНОМ ЧИТАТЕЛЯ

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Летняя школа «Метрополя» делает вас лучше, чище и изысканнее. В прошлый раз мы учили вас суровому искусству находить вдохновение и безошибочно определять, для кого вы пишете; в этот раз мы расскажем, как должны выглядеть начало и концовка текста, как правильно разбивать текст на абзацы и о других хитрых секретах ремесла.


1. ЧИТАТЕЛЬСКИЕ ЭМОЦИИ

Покушаясь на святая святых российской колумнистики, Зинсер утверждает: текст должен оставлять у читателя ощущение, что пишущему было хорошо. Если вы прислушаетесь к этому мнению и проявите милосердие к истерзанной новостями психике сограждан, то станете монополистом рынка гуманной оптимистической публицистики на фоне преобладающего в русских СМИ тренда «истерия-кликушество-надрыв». Довести читателя до самоубийства - для этого диплом не нужен, а вот находить в событиях если не позитив, то по меньшей мере конструктив, клеймить обнаглевших шельм тонким черным юмором - тут придется подумать и потрудиться, дешевые вопли и заламывание рук не пройдет.

Еще одна крамольная в наших широтах мысль у Зинсера: функция абсолютно любого текста - развлекать читателя. Даже если у вас репортаж с похорон Кобзона или статистическая сводка о дефиците платежного баланса, это имеет смысл. Слишком велика конкуренция, слишком много ресурсов публикуют одну и ту же информацию, и роль подачи неумолимо возрастает. Развлекать - не значит паясничать, это значит упрощать сложное до понятного уровня, рождать интерес к традиционно скучным сферам, искать человеческое, умное, настоящее, трогательное везде и во всем. В 99% случаев все писатели рассказывают одну и ту же историю, но одних почему-то читают и любят, а других нет. Это «почему-то» - секрет мыслящих профессионалов, которые понимают: первоочередная задача состоит в том, чтобы аудитория захотела их выслушать, остальное вторично. Не будьте снобами. Если вас не читают, дурак не тот, кто кликнул на статью, зевнул и закрыл. Дурак вы, потому что не смогли его удержать.

 

2. ЦЕЛЬ ТЕКСТА

Добросовестный автор впадает в отчаяние, понимая, что полноценное раскрытие темы не влезает в рамки заданного объема. Хорошие новости, добросовестный автор. Цель вашего материала - не исчерпывающее описание и объяснение ситуации, вы же не энциклопедия. Статья не обязана содержать целый мир проблемы, она должна быть лишь удачно расположенным окном в этот мир. Читатель должен заглянуть в окно, заинтересоваться и преисполниться желания узнать об этом мире побольше. Тогда он пойдет и сам откроет все двери.

 

3. НАЧАЛО

Твердо усвойте: самая главная фраза вашего текста - первая. Чуть ниже в иерархии находится вторая. Ей самую малость уступает третья. В общем, вы схватываете логику: вся начальная часть должна быть одним крючком, на который мы насаживаем зрителя и с которого он не должен сняться. Никакой другой лид не имеет смысла, первые строки - то место, откуда читателю легко уйти, ведь он почти не потратил усилий и не будет уговаривать себя мыслями вроде «зря, что ли, я осилил три страницы этой хреновины, надо уже домучиться до конца».

Лучший червячок на крючке лида - это загадка, вопрос, на который читатель не знает ответа, а любопытство мучает, потому что загадка затрагивает его непосредственные реалии. Например: «Мне всегда было интересно, из чего делают митболы. Теперь я это знаю и очень хочу забыть».

Следующая стратегически важная фраза - окончание каждого абзаца. Это то самое место, на котором читателя больше всего тянет бросить чтение, если оно его тяготит. Но не тут-то было: мы повторяем трюк с лидом и анонсируем следующее интересное открытие, даем неожиданный вывод, яркую цитату, покупая таким образом еще несколько секунд внимания. Так, бредя по хлебным крошкам, клиент и доходит до финала.

 

4. КОНЦОВКА

Абзацем выше я вам соврала. В иерархии важности после самого первого предложения текста стоит самое последнее. Альфа и омега, рождение и смерть, эти антиподы держат структуру любого повествования. Без сильной завершающей фразы читатель не получит эмоционального подъема и ощущения завершенности, необходимого для осознания, что время он потратил не зря. Мертвая концовка тащит с собой в могилу половину лайков и снижает градус любви к автору. Даже если читатель проспал половину текста, в конце он обязательно должен проснуться.

Варианты удачной концовки:

  • закольцовывание с началом: та же метафора, но если в начале она выражает вопрос и неопределенность, то в конце - ответ и итог.
  • меткая цитата героя интервью, в простых, но сильных выражениях резюмирующая ситуацию.
Варианты неудачной концовки:
  • повторение мысли, уже пережеванной в лиде (отсутствие интриги убивает любой текст)
  • «так А или В? На этот вопрос ответит лишь время» (отсутствие логического итога, развязки - тотальное разочарование для читателя)
  • смятое окончание, слабое последнее предложение - например, последние по хронологии данные без резюмирования того, кто виноват, какими будут последствия, закончилось все или нет, ждать ли продолжения, что делать, куда бежать (читатель вяло думает о вашем труде «и что и зачем вообще»)
  • «итак, в свете вышесказанного, очевидно, что X и Y» (нельзя полностью разжевывать смыслы и выплевывать их читателю в лоб, пускай до него дойдет это самое X и Y из текста - выводы, сделанные им самим, ценятся больше, чем ваши надзидания)
Концовка должна быть неожиданной. Как будто вкусный торт кончился на самом интересном месте, будучи унесен вороной. Читатель всегда должен быть накормлен, но всегда должен хотеть еще.ТЕМПОРИТМ

 

5. РАЗБИВКА НА АБЗАЦЫ

Короткие абзацы лучше длинных. Абзац на 15 экранных строчек может позволить себе тот, кто пишет просто, ясно и эмоционально. А кто грешит тройными соподчинениями и предпочитает длинные иностранные заимствования коротким русским словам, тому лучше рубить абзацы по 5-7 строчек, иначе привыкший к 140-450 символам ленивый читатель окинет простыню блуждающим взглядом и нажмет на крестик в углу.

Следите, чтобы каждый абзац содержал законченную мысль и в миниатюре повторял принципы построения всего текста. Окончание абзаца для автора - повод в очередной раз задать себе вопросы: «что я здесь хотел сказать?» и «сказал ли я это?».

 

6. ТЕМПОРИТМ

Предложения не должны быть одинаковой длины и схожей структуры. Когда они такие, читатель засыпает. Чередуйте длинные фразы с короткими, разлогие повествования с эмоциональными междометиями. Не чурайтесь аллитераций. Слушайте текст, как музыку. Лучший способ понять, где у вас сырой кусок, застревающий в горле потребителя контента - это прочесть текст вслух, пытаясь сохранять интонации теледиктора. Где запинаетесь и теряетесь в интонациях, там нужно переписать.

 

7. РЕЗОНАНС

Ощущение резонанса с автором должно возникать у читателя хотя бы раз в абзац. Оно приходит, когда среди новой информации возникает отсылка к известному явлению, вызывающему у читателю те же эмоции, что и у автора. Разбросанные по тексту паттерны резонанса - это ветки-ступеньки, по которым читатель взбирается на дерево-текст, чтобы осмотреть окрестности с новой (писательской) вершины.

 

8. ПОДРАЖАНИЕ

Иногда напишешь что-нибудь и ловишь себя на мысли, что получился какой-то Рывкин или Шадрин, а то и вообще Дзядко. Это не страшно. Кретинская реклама каждый день воспевает неповторимость нашей индивидуальности, умалчивая о том, что рождаемся мы пустым сосудом и обречены выстраивать себя из кирпичиков подражаний. Секрет любой, в том числе и писательской индивидуальности - в подражании максимальному количеству максимально качественных деятелей одновременно. Это называется кругозором, культурным багажом, эрудицией и прочими страшными словами. «Гений похож на всех, а на него никто». Бальзак.

 

9. ЮМОР

Если у вас получается шутить, не зарывайте свой талант в угоду стереотипу о несерьезности подобного рода занятий. Как сказал лауреат Пулитцеровской премии Элвин Уайт, «юмор - это лишь побочный продукт мысли писателей, причем далеко не всех». Одна удачная карикатура стоит тысячи аналитических статей, потому что она эффективнее работает на цель. Если в вашей статье есть глубокие свежие мысли, шутки их лишь приятно оттенят. Если мыслей нет, не поможет никакой академизм. И не забывайте, что в сложные моменты отечественной истории единственными гражданскими журналистами, способными донести истину и до народа, и до царя, оставшись при этом в добром здравии, оказывались будущие святые, в миру известные как юродивые или блаженные.

 

http://mtrpl.ru/on-writing-well-II/


@темы: учёба, себе на память

17:00 

КАК ПИСАТЬ ХОРОШО. Ч. 1: ПОДКРАДЫВАЕМСЯ К ТЕКСТУ

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Помимо ярко выраженных познавательной, компенсационной и воспитательной функций журнал «Метрополь» несет в себе еще одну не менее важную функцию - образовательную. Мы хотим подарить нашим читателям из семей с низким уровнем дохода возможность получить все необходимые знания и навыки, которые помогут им стать всесторонне развитыми личностями, способными перевести мир в эпоху нового бытия и сознания. Сегодня мы начинаем обучение наших читателей искусству писать приличные тексты.

 

1. ДЛЯ КОГО ВЫ ПИШЕТЕ?

Прежде чем начать, честно ответьте на этот вопрос. Здорово, если действительно «для читателя», и благородная просветительская цель заставляет вас излагать максимально доступно для прописанной в медиаките целевой аудитории. А начинающие авторы зачастую метят в любимое издание, и тогда ответ будет «для редактора The New Yorker» или «чтобы Ашоту Арамовичу понравилось». На самом же деле единственный правильный ответ - вы пишете для себя. Это не означает попустительства в духе «обожаю все свои буквы», наоборот, профи редко бывает удовлетворен своими текстами.

Среди телевизионщиков бытует печальное выражение «пипл хавает». Оно значит, что ориентируясь на существующие вкусы аудитории, вы наверняка будете клепать удобоваримую халтуру, «среднюю температуру по больнице», и никогда не выработаете узнаваемый стиль. Узнаваемый стиль а) лучше продается и б) дает автору уверенность в себе и радость от процесса.

 

2. ГДЕ ВЗЯТЬ ВДОХНОВЕНИЕ?
Где его точно нет, так это в материалах ближайших коллег по цеху. Муза не живет по ссылкам с комментариями вроде «крутую статью написал Петя, с которым мы сегодня выпьем беленькой в «Мастерской». Отечественные журналисты и копирайтеры не грешат такой практикой - они ею упиваются, но следуя за мотивом песенки «повара пекут друг другу торты», к совершенству в профессии не придешь. Пятерых гениев в вашем окружении оказаться не может чисто статистически, а учиться стоит только у лучших из лучших. Поэтому покиньте гнездо поэтов, которые «звонят лишь друг другу, обсуждая, насколько прекрасен наш круг» и обратитесь к настоящим писателям, сколь угодно старым и мертвым.

Зинсер ставит в пример американских авторов, но пишущим по-русски ближе свои. Доставайте с полки книги, которыми зачитывались в детстве, и заменяйте ими лайканье и срачи в соцсетях. Если Пришвин с Паустовским усыпляют, читайте Ильфа и Петрова. Татьяна Толстая вам в помощь, а также Вайль, Мариенгоф, Довлатов, Набоков, Сорокин и сотни других. Не можете преодолеть воспитанное школой отвращение к классикам - читайте современников, Шишкин, например, это такой маленький бледненький Набоков. Но учтите, словарный запас у писателей 19 века, не испорченных интернетом, был значительно богаче. Версия для современных и продвинутых - The New Yorker, Guardian, Times, Economist, вот это вот все. Подборка статей Пулитцеровских лауреатов. Да что там подборка - одна биография Пулитцера встряхнет любого медленно покрывающегося пылью веб-редактора.

 

3. ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ПИСЬМО ДАЁТСЯ НЕЛЕГКО

Поздравляю, значит, скорее всего, вы не графоман. Только они с воплями восторга способны за час измарать потоком своего сознания десять страниц и утверждать, что получилось гениально. Рецепты преодоления творческого тупняка:

  1. Сформулируйте идею материала в одном предложении. Идея статьи - это одна свежая мысль, которая раньше не приходила читателю в голову и которая озарила его после прочтения вашего труда. Фактов и деталей может быть сколько угодно, но они вместе должны работать на одну финальную мысль. Если не знаете, что хотите сказать читателю, не начинайте с ним говорить.
  2. Определитесь с жанром и вашей ролью в тексте. Это портрет героя, репортаж, очерк, аналитическая статья, расследование, гайд, обзор, критика? Станете ли вы Вергилием в аду, который покажет читателю-Данте самые интересные места? Или текст будет стенд-апом, где тема оказывается сырьем для ваших остроумных выводов? Может, автора там вообще нет, и это мини-лекция о фактах. Или наоборот, ваши эмоции сыграют решающую роль, вы - шлем виртуальной реальности для читателя, его чувствительный аватар. Решите, от какого лица пойдет рассказ, от традиционного третьего (Моисеев прошептал), откровенного первого (я видела) или хемингуэевского второго (вы не представляете). Лучше осознанно определиться с координатами и двигаться по вехам, чем выложить все пережитое в файл и таращиться на него, пытаясь облечь ЭТО хоть в какой-то жанр.
  3. Набросайте план материала. Набрасывать план - это не высотку строить, в любой момент можно заменять элементы и играться с их последовательностью. Вначале это не план, а коробка с сокровищами (сырья нужно только, чтобы хватило на пять материалов). Высыпьте все, что у вас есть: прямая речь участников, оценки экспертов, ваше описание атмосферы на месте события, бэкграунд, цифры, аналоги события в реальности / литературе / кино, архивные документы, идеи по эпиграфу, метафорам, иллюстрациям. Когда есть общая идея материала и основная мысль каждого элемента, план быстро складывается в нужной последовательности - от неведения через факты к знанию, от безразличия через информацию и эмпатию к позиции, от скуки через развлечение к удовольствию.
  4. Не пытайтесь сразу родить чистовик. Строчите что приходит в голову, лишь бы начать. Как правило, автор приступает к сути в третьем-четвертом абзаце, и опытный редактор не дрогнув выбрасывает все эти «последние события вокруг N наводят на некоторые интересные размышления» и «когда я приехала в X, желающие пооткровенничать на больную тему нашлись не сразу, три дня я месила грязь, бродя по району, пока не встретила Y».
  5. Если кусок не дается, просто выбросьте его. Не стопорите процесс, усугубляя подступающее отчаяние. Как правило, ценность каждого слова в глазах автора преувеличена, и читатель может спокойно обойтись без половины вашего кровью сердца вычерченного контента.
  6. Если вы не гуманитарий и боитесь экрана с курсором, как черт ладана, просто запишите на диктофон свое объяснение предмета статьи приятелю-гуманитарию и отдайте на расшифровку. Так преодолевается заблуждение о том, что писать нужно иначе, чем говоришь.

 

4. SECRET TO WRITING IS REWRITING
Это слова Денниса Келли - британца, который до тридцати лет синячил и тянул лямку в супермаркетах, а в сорок придумал самый интересный европейский сериал 2013-го - Utopia на Channel 4. Пишущие люди условно делятся на два типа: одаренные лентяи и трудяжки, которым все дается не так легко. Причем вторые за счет упорного самосовершенствования часто перегоняют на писательской стезе первых, которые не привыкли особо себя утруждать. Для одаренного лентяя тяжело обращаться к тексту снова, шлифовать его, резать и дорисовывать, он забывает о материале сразу после сдачи. Отправка статьи на доработку для него - удар судьбы и повод подумать об увольнении.

Вся книга Зинсера - о том, что переписывать обязательно, и что если вы вознамерились стать известным уважаемым автором, лучше бы вам скорее полюбить этот процесс. Айн Рэнд писала ключевой монолог Джона Голта из «Атланта» два года (на весь роман ушло шесть). Михаил Булгаков работал над «Мастером и Маргаритой» 11 лет. Уже зная, что смертельно болен, он продолжал сочинять новые версии своего magnum opus, пытаясь сделать текст максимально ясным, точным и сильным. Мариам Петросян писала «Дом, в котором» восемнадцать лет. Даже если вы работаете в ежедневном СМИ и не можете себе позволить такой роскоши, поймите: все равно нет другого пути к вершине, кроме перехода количества в качество - количества прочитанных книг, количества просиженных над словарями часов, количества версий вашего файла. Только так достигается магия качественного текста. Ну или вы гений, тогда зря вы читали эту статью, вместо этого лучше бы прислали нам на inbox@mtrpl.ru шедевр, чтобы у нас глаза лопнули от зависти.

 

http://mtrpl.ru/on-writing-well/


@темы: учёба, себе на память

15:46 

10 мифов о русском языке

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Какого рода «кофе», следует ли писать «президент» с большой буквы и прилично ли говорить «кушать» вместо «есть».
Есть эталонные ошибки, на которые любят ссылаться блюстители русского языка: неправильное ударение в слове «одновременно» или путаница с родовой принадлежностью «кофе». Но существуют более интересные случаи. Большинство носителей языка, например, неправильно произносят фразу «мнения разнятся»: норма гласит, что ударение в этом глаголе должно ставиться на первом слоге. Мы выбрали 10 самых распространенных заблуждений о русском языке на основе лекции главного редактора портала Грамота.ру Владимира Пахомова о мифах в русском языке.

Кофе
Кофе - заимствованное слово, заканчивающееся на букву «е», но мужского рода. В огромном большинстве такие слова приобретают в нашем языке средний род - так уж он устроен, и эта тенденция необыкновенно сильна. Например, «метро» было раньше тоже мужского рода (от «метрополитен»), даже выходила газета «Советский метро». Для иностранцев всегда загадка, почему в русском языке «кафе» среднего рода, а «кофе» - мужского. Но мужской род поддерживается наличием устарелых форм «кофий» и «кофей». Такой своеобразный языковый мемориал.

«в Строгине»
Анна Ахматова сильно возмущалась, когда при ней говорили «я живу в Кратово» вместо «я живу в Кратове». Другой литератор предлагал всем, кто говорит «из Кемерово», по такому же образцу говорить «из окно». Видимо, за то десятилетие, за которое распространился новый несклоняемый вариант, мы успели забыть о том, что это правило всегда звучало иначе. Несклоняемые названия населенных пунктов возникли из языка военных, которым важно было давать начальные формы в сообщении. Возьмем, допустим, то же Кратово - из склонения «в Кратове» не ясно, Кратов это или Кратово. Один из наиболее авторитетных словарей сегодня, словарь Зализняка, пишет о несклоняемой форме так: «степень распространенности этого явления так велика, что, по-видимому, оно уже приближается к статусу допустимого».

«звОнить»
«Звонит» - этот жупел возникает в любой тематической дискуссии. Есть логика, по которой в языке смещаются ударения, и, хотим мы того или нет, эти законы работают. Перенос ударения с окончания на корень закономерен - «куришь», «варишь» и «даришь» раньше тоже произносились с ударениями на последний слог, просто они этот путь уже прошли. Несмотря на то, что это злит всех очень сильно, мы действительно в будущем будем говорить «звОним».

Президент и Патриарх
На самом деле с прописных эти слова пишутся только при официальном титуловании, в текстах официальных документах. Например, в тексте Указа Президента Российской Федерации это слово пишется с большой буквы. А в газетной статье нет никаких оснований для этого, и нужно писать со строчной. Еще очень живуч миф, что «день рождения», поздравляя человека, нужно писать с двух больших букв - нет, оба слова пишутся с маленьких.

«в Украине»
Это очень болезненный вопрос, и он постоянно выходит за рамки лингвистики. Мы придерживаемся такой позиции: нормы русского языка складываются столетиями, и они не могут за пять, десять или двадцать лет измениться в угоду каким-то политическим процессам. Поэтому по-русски правильно говорить «на Украину». Вообще, образование предлогов не всегда поддается объяснению. Почему, например «в школе», но «на заводе»? Так сложилось. Это многим не нравится, всем надо докопаться до сути. «Всему должно быть объяснение» - это еще один миф, очень многие вещи в языке нельзя объяснить.
Всегда должен быть один правильный вариант
Нехорошо, когда есть две нормы, как в случае со словом «творог». Это очень распространенный миф. Вариантность - это ни в коем случае не изъян для языка, наоборот, это его богатство. И ведь варианты бывают разные. Есть варианты равноправные, как в случае с творогом. Есть варианты категории «предпочтительный/допустимый», «современный/устаревший», и даже для ошибок в словарях есть свои градации. В орфоэпическом словаре, в словаре трудностей есть четкая система помет на этот счет. Допустим, нерекомендуемый вариант - «вандал», например. Есть неправильные варианты, есть грубо неправильные. Подход, при котором считается, что нужен только один вариант, характерен для словарей, адресованных работникам радио и телевидения. Есть словари, которые нацелены именно на то, чтобы показать динамику изменений и богатство норм языка. Словарь - это ведь не учебник, он не должен фиксировать единственно возможные варианты.

Вместо «кто последний» нужно говорить «кто крайний»
Об этом мифе еще Успенский писал в пятидесятые годы в книге «Cлово о словах». Успенский в книге объясняет еще, что у каждого предмета - у той же очереди - есть два края, и вопрос, таким образом, несостоятельный. У Колесова есть объяснение, что это использование «крайнего» вместо «последнего» заимствовано из украинского языка.

Есть еще суеверие: все повально стали говорить «это был мой крайний спектакль, крайняя лекция, крайняя передача». У слова «последний» есть несколько негативных оттенков. Например, «плохой» - последний негодяй. Понятно, почему употребления этого слова избегают люди, рискующие жизнью: альпинисты, водолазы, цирковые артисты и летчики. Но когда мы в речи обычного человека слышим «когда я крайний раз был там-то», это звучит смешно.

Слово «кушать» говорят только невоспитанные люди
Была такая рекомендация в словаре речевого этикета, согласно которой можно употреблять этот глагол по отношению к детям, так могут говорить о себе женщины, но не должны говорить мужчины. Не знаю, насколько она справедлива, но она есть - в качестве простой рекомендации.

Местоимение «вы» всегда пишется с большой буквы
На самом деле «вы» пишется с заглавной буквы только при обращении к одному лицу и только в текстах определенных жанров: личные письма, служебные записки, листовки. Это, кстати, и для филологов не всегда очевидно. На Грамоте.ру есть раздел «Календарь конференций», куда приходят заявки от пользователей портала, и почти в каждом объяснении приходится править, потому что обращение к уважаемым коллегам включает местоимение «вы» с прописной буквы.

Электронные словари менее надежны, чем печатные
На сайте Грамота.ру выкладываются электронные версии печатных словарей - это один и тот же материал. У нас по объективным причинам есть случаи расхождения в рекомендациях. Допустим, часто спрашивают, как ставить ударение в слове «тирамису». Раньше мы отвечали, что норма словарно не определена, и так как это слово не устоявшееся, вы имеете право выбрать тот вариант, который вам больше нравится. Вышло академическое издание орфографического словаря 2012 года, и там зафиксировано «тирамису» с ударением на последнем слоге. То есть теперь, когда это слово получило прописку в языке и словарную фиксацию, мы станем отвечать по-другому. Но, допустим, для слова «руккола» такой фиксации еще нет. Колебания в написании недавно заимствованных слов - это вполне естественно для языка. То же касается слов twitter, facebook и прочих. До сих пор не определено, как их писать. Я бы писал по-разному: в статье написал бы «Фейсбук», используя кавычки и прописную букву, а в чате - со строчной и без кавычек.


@темы: себе на память, учёба

09:46 

И снова кино

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...

Фильмы, которые сильно влияют на мировоззрение и мироощущение

 

Список мотивирующих фильмов

Потрясающие фильмы, которые заставят вас плакать

Лучшие фильмы по версии Тарантино

Топ 10 запрещенных и очень спорных фильмов, неизвестные истории известных людей

Лучшие фильмы про измену

Подборка фильмов на тему "Сумасшедшие в кадре"

Комедии про обмен телами

Самые кровавые фильмы

Подборка настоящего мужского кино

Подборка фильмов для подростков

Уникальная подборка лучших фильмов с Джимом Керри

Подборка лучших фильмов с Джонни Деппом

Подборка фильмов с Леонардо ДиКаприо

9-ка потрясающих мистических фильмов

5 удивительных приключений

Лучшие фильмы-катастрофы

Лучшие фильмы с Моникой Беллучи

12 лучших фильмов на тему одиночества

Специально для любителей ужастиков:

Фильмы ужасов, основанные на реальных событиях

Самые страшные фильмы ужасов за всю историю кино

Подборка психологических фильмов ужасов

5 самых опасных для психики фильмов


@темы: кино-списки

21:54 

100 КНИГ, КОТОРЫЕ СТОИТ ПРОЧЕСТЬ (По версии ВВС)

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...

@музыка: 2PM - Crazy4S

@темы: списки книг

09:58 

Звукоподражательные единицы японского языка

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
ВВЕДЕНИЕ
Японский язык представляет особый интерес с точки зрения исследования звукоподражательных слов. В теоретическом плане данный лексический пласт привлекает внимание в силу наличия ряда признаков, выделяющих его как семантический класс, причём далеко не ограниченный подражанием звуковым явлениям внеязыковой реальности, но включающий также изображения зрительных и других сенсорных ощущений, механических взаимодействий, динамических состояний, психологических и прочих характеристик человека.
Выбор темы для написания данной курсовой работы определяется, прежде всего, её актуальностью. Японский язык обладает достаточно большим количеством звукоподражательных слов, которые широко используются, как в устной речи, так и в письменной. Звукоподражания часто встречаются в художественной литературе, наполняя письменный язык разнообразными звуками, помогая читателю ярко представить картину окружающего мира.
В качестве объекта данной курсовой работы выступают звукоподражательные единицы японского языка.
Предметом исследования являются стилистические функции, а так же способы перевода звукоподражаний с японского языка на русский язык.
Целью исследования является изучение основных способов передачи звукоподражательной лексики на язык перевода.
В соответствии с поставленной целью были выдвинуты следующие задачи:
- дать общее понятие звукоподражания;
- исследовать классификацию звукоподражательных слов;
-проанализировать области употребления ономатопоэтических слов;
- изучить способы перевода звукоподражательных единиц.
Материалы для исследования взяты из художественных текстов японских авторов, а также учебной литературы.
Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ЗВУКОПОДРАЖАНИЯ В ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
1.1 Теории происхождения языка
Проблема происхождения языка затрагивалась учёными уже в античном языкознании.
Существует ряд гипотез о происхождении языка, но ни одна из них не в состоянии удовлетворительно объяснить такое уникальное явление, как человеческий язык.
Из всех выдвинутых наукой теорий происхождения языка только одна с момента появления и по сей день сохраняет свои позиции. Это-теория божественного сотворения языка. Вера в то, что его создал и дал людям Бог, позволяет обойти те непреодолимые препятствия, о которые разбиваются все теории возникновения языка эволюционным путем.
История человечества позволяет христианам утверждать, что язык существует столько, сколько существует Бог, а согласно Библии, Бог существует вечно.
Некоторые ученые предположили, что люди неким образом создали язык благодаря своему разуму (теория создания языка силой человеческого разума). Согласно их теории, по мере эволюции человека интеллектуальные способности людей непрерывно росли и в конце концов позволили людям начать общаться друг с другом. Это предположение также кажется весьма логичным, однако большинство ученых и лингвистов отрицают такую возможность.
Согласно теории звукоподражания язык возник в результате подражания человеком звукам природы и окружающего мира при помощи речевого аппарата.
Сторонники звукоподражательной теории обычно понимают звукоподражание широко - и как подражание звуком звуку (отражение в звучании слова звукового признака объекта-денотата), и как подражание звуком не - звуку (отражение в звучании слова какого-либо незвукового признака объекта-денотата), т.е. и как собственно звукоподражание («тук-тук», «ква-ква»), и как звукосимволизм («бублик», «боб»).
По мнению многих лингвистов, сильной стороной теории звукоподражания было признание существования первоначальной связи между звуком и значением в словах языка и признание естественного, природного характера этой связи. Вопрос о связи между звуком и значением ставился многими учёными: Платон, Ж.-Ж. Руссо, Ломоносов и др.
Противники же ономатопоэтической теории, не без оснований, критиковали её за недооценку социальных условий возникновения языка и за абсолютизацию принципа звукоподражания. Однако, вместе с тем необоснованно принижали значение звукоподражания и отказывались признать существование звукосимволизма.
Итак, при работе с ономатопоэтическими словами в лингвистической традиции принято указывать на наличие логической связи между звуком и смыслом.
1.2 Понятие звукоподражательной лексики и её стилистические функции
Зачастую приёмом усиления художественной выразительности может служить звукоподражание. Звукоподражанием в морфологии принято считать неизменяемые слова, воспроизводящие звуки, издаваемые живыми существами, механизмами или характерные для явлений окружающей среды (ха-ха, ква-ква и т.п.)
Звукоподражание в художественной стилистике понимается шире - это употребление слов, которые своим звучанием напоминают слуховые впечатления от изображаемого явления.
Систему звукоизобразительной лексики можно условно поделить на три группы:
1) ономатопеи - слова, возникающие на основе звукоподражания (охать, икать, хихикать, гавкать);
2) звукоподражательные слова, имитирующие звуки, характерные для кого-либо, чего-либо, для явлений и действий (мяу, дзинь, кап-кап);
3) звукообразные слова (звукосимволизм) - лексемы, способствующие образной передаче движений, эмоциональных состояний, физических и психических явлений (хрыч, шашни, шабаш).
Стилистические функции звукоподражательных слов многообразны:
а) часто используются для создания каламбурной игры: Вор спросил чёрную кошку, которая перебежала ему дорогу, когда он шёл на дело: «На кого работаешь?» - «Мур!» - ответила та;
б) могут стать яркой речевой характеристикой персонажа;
в) выступают как вспомогательные изобразительные средства, усиливающие впечатление, для описания природных явлений, времён года;
г) лежат в основе многих «говорящих» антропонимов, например: Хрюша, Каркуша - герои передачи «Спокойной ночи малыши»;
д) могут выполнять функции контекстуального синонима и заменять глагол или имя, например: Хрю-хрю убежала (в детской сказке);
Звукоподражание как явление определяется как «закономерная, не произвольная, фонетически мотивированная связь между фонемами слова и лежащим в основе номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом)», или как «условная имитация звучаний окружающей действительности фонетическими средствами данного языка». Звукоподражания же как класс слов можно, соответственно обозначить как слова, в звучании которых отражены звуковые характеристики воспроизводимых ими объектов. При изучении звукоподражательных слов нет оснований настаивать на условном характере имитации в процессе звукоподражания. Дело в том, что каждый отдельный язык адаптирует определённые звуки в соответствии со своей фонетической системой. Поэтому, имея одни и те же истоки происхождения, звукоподражания могут быть облечены в ту или иную фонетическую форму в различных языках мира. Данный класс слов представлен практически во всех языках и, как правило, являет собой весьма немногочисленную группу лексических единиц. Японский язык в этом плане - исключение.
При изучении явления звукоподражания длительное время не проводилось чёткой границы между звукоподражаниями как таковыми и звукосимволизмами. Примерно к середине 20 века была разработана так называемая универсальная классификация звукоподражательных слов, где они группировались по соотнесённости с денотатом.
Для определения звукосимволизма существует несколько терминов: «звуковой символизм», «фонетический символизм», символика звука». Явление звукосимволизма принято обозначать как «закономерную, не произвольную, фонетически мотивированную связь между фонемами слова и полагаемыми в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизмы же как пласт слов могут обозначаться терминами «идеофоны», «образные слова». Некоторые исследователи определяют звукосимволизмы как связь между означаемым и означающим, носящую непроизвольный, мотивированный характер. Традиционно принято выделять следующие явления, передаваемые в языке при помощи звукосимволизмов: обозначение световых явлений; свойств предметов, их поверхности, формы, вида; способа, манеры движения человека или животного; облика, мимики, выражение лица человека; эмоций, настроения. Звукосимволизмы передают звуки в так называемой «условной» форме, не имеющей с ними прямой связи, то есть отражение звука в языке не похоже на его реальное звучание. Или же посредством звукосимволизмов передаются и вовсе не звуковые явления.
В лингвистике принято различать «субъективный» и «объективный» звукосимволизм. В первом случае речь идёт о связи между звуком и значением в психике человека, а во втором - о связи между звуком и значением в словах языка.
Подводя итог, можно сказать, что звукоподражание - закономерная и непроизвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизм (звуковой символизм, фонетический символизм, символика звука) - закономерная, не произвольная, фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом).
1.3 Звукоподражание в японском языке
Звукоподражательные слова в японском языке - это своеобразный разряд древних слов, которые не являются самостоятельной частью речи, так как с точки зрения грамматики они не представляют собой единой грамматической категории, а входят в различные части речи (существительное, прилагательное, глагол, наречие). В связи с тем, что эти слова не обладают морфологическими показателями, свои грамматические свойства они реализуют в синтаксических связях. Звукоподражательные слова могут выступать в предложении в качестве подлежащего, сказуемого, определения и дополнения и выполнять функции различных обстоятельств. Это составляет грамматический аспект ономатопоэтических слов.
В японском, как и в западном, языкознании существуют главные и второстепенные термины. Часто для обозначения одного и того же явления есть несколько наименований. Наиболее часто используемые из них: гионго, гитайго, гисэйго.
Гионго (擬音語 - «слово, подражающее поведению, состоянию или ситуации») - аналог термина «звукоподражание» в его узком понимании. Гионго определяются как слова, призванные обозначать голоса или звуки воздействия на неодушевлённые предметы и передавать их в звуковой (на письме - в буквенной) форме. Обычно они записываются катаканой.
Гитайго (擬態語- «слово, подражающее поведению, состоянию или ситуации») - аналог термина «звукосимволизм». Соответственно, гитайго определяются как слова, образно или символически описывающие состояние, явления, перемены и пр.
Гисэйго (擬声語 - «слово, подражающее голосу») - более узкий термин, чем гионго, используемый, как правило, для передачи голосов птиц, животных, человека. Часто переводятся как «звукоподражательное слово».
Помимо трёх вышеперечисленных терминов существует ещё несколько, использующихся в данной области. Ономатопэ - «ономатопея», или «звукоподражание»; онга - «изображение звука»; оммохо: - «слова, отражающие картину мира»; онсэй-но сё:тё: - «символы звука»; гибо:го - «слова, описывающие внешность или облик человека»; моё:го - «слова, описывающие состояние, положение или ситуацию» и др.
Экспрессивные характеристики человека в японском языке до сих пор были предметом специального рассмотрения лишь с точки зрения их словообразовательной и семантической мотивированности, а ономатопоэтические слова лишь упоминались.
Рассмотрим семантические виды ономатопоэтических слов - характеристик человека, указывающих на экспрессивные действия или состояния человека.
1. Ономатопоэтическое слово - глагол говорения. Например: べらべらしゃべる berabera shaberu - «тараторить», «трещать»; もごもご言う mogomogo iu - «мямлить»; ひそひそ話すhisohiso hanasu - «шушукаться»; あきあき話すakiaki hanasu - «ворковать»; べらべら言うberabera iu - «трепаться»; むにゃむにゃ言うmunyamunya iu - «бормотать».
2. Ономатопоэтическое слово - глагол движения. Например: てくてく歩くtekuteku aruku - «плестись» (волоча усталые ноги); でれでれ行くderedere iku - «волочиться» (еле-еле идти);よろよろ歩くyoroyoro iku - «ковылять»; ちょろちょろ行くchorochoro iku - «ковылять»;とぼとぼ歩くtobotobo iku - «плестись»;のろのろ進む noronoro susumu - «тащиться».
3. Ономатопоэтическое слово - глагол, связанный с приёмом пищи. Например: ぴちゃぴちゃ音を立てて食う pichapicha oto wo tatete kuu - «чавкать»; がつがつ食うgatsugatsu kuu - «жрать»; ばくばく食べるbakubaku taberu - «хлебать».
4. Ономатопоэтическое слово - глагол, выражающий различные эмоциональные состояния. Например: あきあきする akiaki suru - «осточертеть»; おろおろする orooro suru -«мешкаться»; しゃしゃする syasya suru - «и в ус не дуть»; ぎゃぎゃなく gyagya naku - «визжать»; めそめそする mesomeso suru - «распустить нюни».
5. Ономатопоэтическое слово - существительное, характеризующее человека с точки зрения поведения. В этих словах, как и в других вышеприведённых, как правило, реализуется отрицательный признак человека. Например:  せかせかした人 sekaseka shita hito -«егоза»; わいわいれん waiwairen - «мелюзга», «мелкая сошка»; がみがみやgamigami ya - «придира», «ворчун»; がみがみ女 gamigami onna - «мегера»; ぬくぬくした者 nukunuku shita mono - «подлец»; でれでれした男 deredere shita otoko - «бабник». Во всех примерам к основам ономатопоэтического слова присоединяются различные словообразовательные форманты существительных (人hito, やya, 者mono, 男otoko, 女onna, れん ren), которые по своей природе являются нейтральными. Следовательно, экспрессивность слова, как и в случаях с выше приведёнными глаголами, создается за счёт основы ономатопоэтического слова.
6. Ономатопоэтическое слово - неодушевлённое существительное со значением отвлечённого признака, действия или результата, выражающего, экспрессивное значение. Если для предыдущего типа слов характерна редупликация одинаковых слогов, то в данном виде, наряду с редупликацией слогов (ごたごた gotagota - «дрязги») в основном встречаются повторения не совсем одинаковых звуков, но объединённые, по-видимому, по своим генетическим особенностям и отличающиеся повышенной экспрессивностью.
Итак, экспрессивные характеристики человека представляют собой интересную, но малоисследованную сферу японской лексики. Как показал анализ, звукоподражательные слова в функции экспрессивной характеристики человека прослеживаются в целых тематических группах и имеют, таким образом, системный характер. Экспрессивные ономатопоэтические характеристики человека чаще всего реализуются в речи в функциях сказуемого и различных обстоятельств.

ГЛАВА 2. ЗВУКООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ЛЕКСИКА: ЗВУКОПОДРАЖАНИЕ И ЗВУКОСИМВОЛИЗМ
2.1 Классификация звукоподражания в японском языке
Ономатопоэтические слова в целом можно разделить на два больших класса: звукоподражания и звукосимволизмы. В японских словарях и специальной литературе иногда встречаются варианты, когда наряду с гитайго и гионго выделяются ещё и гисэйго. В некоторых издания вместо термина «гионго» может употребляться термин «гисэйго» и наоборот.
Ниже приведена общепринятая, упрощённая классификация:
- гионго - слова, обозначающие звуки внешнего мира, производимые одушевлёнными или неодушевлёнными предметами;
- гитайго - слова, при помощи звуков, в символической форме передающие незвуковые явления. Они могут обозначать: а) состояние неодушевлённых предметов; б) состояние человека и других живых существ; в)состояние души человека.
Гионго.
1. Разнообразные звуки, возникающие в окружающем мире: хлопки, бульканье, гул, звон и т.д.
動物園に連れて行くと言ったら、三歳の息子はパチパチと手を叩いて喜んだ。
Do:butsuen ni tsurete iku to ittara, sansei no musuko wa pachipati to te wo tataite yorokonda.
Когда я сказал своему трёхлетнему сыну, что мы пойдём с ним в зоопарк, он очень обрадовался и захлопал в ладоши.
2. Специфические звуки
а) звуки, производимые неодушевлёнными предметами
協会の鐘がカランカランと鳴っている。
Kyoukai no kane ga karankaran to natte iru.
Гулко звонит церковный колокол.
б) звуки, произносимые человеком
в) звуки, производимые животными.
Гитайго.
«Люди и работа»
1. Обозначение черт характера человека
怒られてもシャーシャーしている。
Okorarete mo sya:sya: shite iru.
Даже когда его ругают - ему абсолютно всё равно.
2. Личные отношения между людьми
а) характер отношений
なんともちぐはぐな感じの夫婦だったが、とうとう離婚したか。
Nantomo chiguhaku na kanji no fu:fu: datta ga, to:to: rikon sita ga.
С самого начала они производили впечатление людей, которые совсем не подходят друг другу, и, в конце концов, они развелись.
б) отношения к окружающим
3. Работа и деньги
а) отношение к работе
彼は必ず一週間に一度、きちきちと報告書を出している。
Kare ha kanarazu issyukan ni itido, kitikiti to ho:kokusyo wo dasite iru.
Строго раз в неделю он обязательно представляет на рассмотрение доклад.
б) тяжесть службы
в) отношение к деньгам и обязанностям, связанным с ними
家賃はきちんきちんとどこらせずに払っているから文句を言われる筋合いはない。
Yachin wa kichinkichin todokoraseju ni haratte iru kara monku wo iwareru sujiai wa nai.
Мы всегда платим за квартиру точно вовремя, поэтому у хозяев нет причин на нас жаловаться.
«Физические аспекты»
1. Внешность
а) одежда
б) конституция тела
в) лицо
г) причёска
隣の奥さんが、おきぬけのもしゃもしゃに乱れた髪のまま、玄関へぬっとでてきた。
Tonari no okusan ga, okinuke no mosyamosya ni midareta kami no mama, genkan he nutto dete kita.
На пороге неожиданно появилась соседка: волосы её были растрёпаны, как будто она только что встала с постели.
2. Выражение лица (мимика)
3. Выражение глаз
4. Состояние тела
彼はウイスキーを三本飲んでよいつぶれ、ぐったりしていた。
Kare wa uisuki: wo sanbon nonde yoitsubure, guttari site ita.
Выпив три стакана виски, он опьянел настолько, что не мог передвигаться.
5. Функционирование организма
6. Эмоции
а) ощущения
б) обоняние
в) осязание
г) зрительное восприятие
最近はきんきらきんの金歯はあまり見掛けない。
Saikin wa kinkirakin no kinba wa amari mikakenai.
В последнее время не часто видишь людей, у которых во рту блестят золотые коронки.
д) звуковое восприятие
«Эмоциональные аспекты»
1. Сильные эмоции, эмоциональные перепады
2. Настроение, состояние души
秋の夕べなど、忙しい私でも,しっみりした気分で、庭の草木を眺めることがある。
Aki no yu:be nado, isogashii watakushi demo, sinmiri shita kibun de, niwa no kusaki wo nagameru koto ga aru.
Несмотря на занятость, я нахожу время, чтобы, забыв обо всём, насладиться видом осеннего сада.
«Психологические аспекты»
1. Состояние души
2. Внутренние процессы
«Действия, производимые людьми и животными»
1. Движения тела
2. Характеристика различных действий, производимых человеком или животными
3. Невозможность произвести какое-либо действие
みすみす損をした。
Misumisu son wo shita.
Будучи не в силах что-либо сделать, я потерпел убытки.
«Направленность движения»
1. В воздухе или воде
2. Круговое движение
3. Линейное движение
4. Движение в пространстве
5. Разрушение, поломка.
この人形は品質が悪く、ちぃっと力を入れただけで首ががくんと折れた。
Kono ningyo: wa hinsitsu ga waruku, chotto chikara wo ireta dake de kubi ga gakunto oreta.
Эта кукла очень плохого качества: стоило слегка надавить на её шею, как неожиданно отвалилась голова.
«Движения, связанные с основными природными элементами»
1. Воздух
2. Огонь
3. Свет
4. Вода или другая жидкость
雨がぽつんとおでこに当たった。
Ame ga potsunto odeko ni atatta.
Капля дождя шлёпнулась мне прямо на лоб.
«Другое»
1. Количественные показатели
а) время
б) количественная характеристика
2. Характеристика пространства
а) существование в пространстве
б) помещения
в) размеры
この既製服は私の体にはきっちり合う。
Kono kiseifuku wa watakusi no karada ni wa kittiri au.
Этот костюм сидит на мне как влитой.
2. Форма и структура
а) фигура или форма
б) поверхность
в) состав, материал.
Таким образом, ономатопы как единый класс характеризуются функцией символической передачи явлений внеязыковой реальности звуками языка и наличием ряда формальных признаков.

3. Роль звукоподражаний в художественной литературе и способы их перевода
Звукоподражательная лексика является неотъемлемым элементом повседневного общения и литературного творчества. Огромный эстетический потенциал звукоподражательной лексики является причиной её широкого использования в художественной литературе. Благодаря семантической вариативности звукоподражания писатель может передавать особый колорит, оттенок смысла, уточнять образ совершения действия.
Для формирования определённого ритма звукоподражательные слова могут употребляться и в поэзии, например в хайку, для усиления эмоциональности и непосредственности в передаче образа.
Использование звукоподражательной лексики в устной речи характеризуется чертами неформальности (при повышении формальности высказывания частота использования звукоподражаний снижается).
Существует два фактора распространения ономатопов: их проникновение в сферу обычной лексики и наличие ситуаций, когда ономатоп не может быть заменён синонимичной лексической единицей неономатопоэтического характера.
В теории перевода выделяются такие способы перевода звукоподражательной лексики, как заимствование, различные трансформации (замена, описание, добавление и т.п), компенсации, опущение.
Заимствование, то есть передача иностранного слова путём трансрибирования или транслитерации, встречаются, например, при переводе японских сказок:
「きゃ、きゃ、きゃ」猿のふうふは  ひめいを上げながら奥山ににげていったきり。
«kya, kya, kya», - saru-no fu:fu wa... himei-o agenagara, okuyama-ni nigete ittakiri...
Закричали обезьяны: «кя, кя, кя!» - и в горы убежали» (сборник «Поле заколдованных хризантем»).
Также к заимствованию прибегают в тех случаях, когда необходимо не только описать звуки, но и передать их национальный, отличный от языка перевода, колорит (что характерно, например, для фольклора), и создаваемый при помощи ономатопоэтических единиц ритмический рисунок оригинала. Вероятно также, что заимствования могут использоваться при отсутствии в языке перевода устоявшихся способов передачи описываемых звуков.
Одним из характерных способов передачи на русский язык японских звукоподражаний - гионго и гисэйго - является использование звукоподражательных (ономатопоэтических) глаголов и существительных, то есть такой приём перевода, как замена части речи. К этой категории относятся звукоподражательные глаголы, звукоподражательные существительные, а также глаголы движения.
В переводах могут использоваться просторечия и авторские окказионализмы, в частности, для передачи дополнительных (стилистических, оценочных) компонентов значения там, где это связано со стилем (например, «бубнить», «бубнёж»). Для передачи дополнительных оттенков значения и более точного описания звуков иногда употребляются уточняющие определения.
ほとんど聞き取れないほどぼそぼそとした声だた。
Hotondo kikitorenai hodo bosoboso-to shita koe data.
До меня доносился лишь невнятный бубнёж».
Иногда эквивалент для ономатопоэтической единицы отсутствует. Ономатопоэтическое слово опускается, либо используются добавления или описательный перевод.
僕と彼女の間にはこの前にあった時とはちがったなにかしらちぐはぐなくうきがあった。
Boku to kanojo-no aida-ni wa, kono mae-ni atta toki to wa chigatta nani-kashira chiguhagu-na ku:ki-ga atta.
Между нами что-то было не так. Что-то разладилось с последней встречи» (Х. Мураками, «Слушайте песню ветра»).
Ономатопоэтическое слово chiguhagu имеет значение «отсутствие порядка, согласия, гармонии», что можно выразить лексемой «беспорядок», однако отношения между людьми в русском языке не описываются этой единицей (можно сказать «чувства в беспорядке», но нельзя сказать «отношения в беспорядке»), поэтому в данном случае используется описательный перевод.
Таким образом, описательным переводом или добавлением, в основном, пользуются в тех случаях, когда невозможно выразить значение ономатопоэтической единицы одной лексемой из-за отсутствия эквивалентных единиц в русском языке или из-за отличий в сочетаемости существующих лексем.
К компенсации в качестве одной из переводческих универсалий, как указывает, в частности, В.Гривнин, прибегают в тех случаях, «когда лексическая единица исходного языка не имеет эквивалента в языке перевода, что необходимо компенсировать, поскольку этого требует эмоциональность высказывания». То есть, о компенсации речь идёт, в основном, при попытках воспроизвести эмоциональный компонент значения единиц исходного текста.
К компенсациям также отнесены случаи употребления фразеологизмов и других устойчивых выражений для передачи образного компонента значения ономатопоэтических единиц:
僕はもうぐったりとつかれはてていた。
Boku wa mo: guttari-to tsukarehatete ita.
Я уже походил на выжатый лимон.
Японские ономатопоэтические единицы, как правило, могут быть переданы в переводе различными способами. Приёмы и способы перевода, используемые при этом, в целом, совпадают с описанными в теории перевода: встречаются заимствования, различного рода замены, добавления, компенсации, опущения.
Заимствования могут воспроизводить в переводе национальный колорит текста на исходном языке, а также помогают сохранить ритмическую структуру текста.
Добавления (и описания) необходимы в том случае, когда все оттенки значения ономатопоэтических слов не могут быть выражены в переводе одной лексемой.
Ономатопоэтические единицы могут при переводе опускаться.
В качестве одного из приёмов перевода предлагается также использовать эквиваленты (обычно звукоподражания), имеющие то же морфологическое строение, что и японское ономатопоэтическое слово.
звукоподражание лексика японский перевод

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В данной работе была исследована ономатопоэтическая лексика японского языка.
Суммируя результаты работы можно сделать следующие выводы:
1. Изучение ономатопоэтической лексики происходит в русле вопроса о происхождении языка. Существует даже так называемая звукоподражательная теория, согласно которой звукоподражания были первыми словами, которые произнёс человек.
2. Звукоподражания - это слова, непосредственно передающие звуки живой и неживой природы, физические и эмоциональные ощущения, описывающие действия и состояния предметов.
3. Японский язык обладает достаточно большим количеством ономатопоэтических слов, которые широко используются, как в устной речи, так и в письменной. Звукоподражания часто встречаются в художественной литературе, для передачи полной, красочной картины повествования.
4. Звукоподражательные слова выполняют ряд стилистических функций:
а) часто используются для создания каламбурной игры;
б) могут стать яркой речевой характеристикой персонажа;
в) выступают как вспомогательные изобразительные средства, усиливающие впечатление, для описания природных явлений, времён года;
г) лежат в основе многих «говорящих» антропонимов;
д) могут выполнять функции контекстуального синонима и заменять глагол или имя;
5. В плане классификации в числе звукоподражаний выделяют подкласс подражаний голосам животных и людей (гисэйго). В гитайго выделяются следующие группы: движения людей и животных, телесные состояния, ощущения, эмоции, психологические состояния, физические явления.
6. Наиболее продуктивными способами перевода звукоподражаний являются:
- Заимствование, то есть передача иностранного слова путём трансрибирования или транслитерации;
- описательный перевод звукоподражаний;
- подбор эквивалента звукоподражания на языке перевода.
Для японского языка характерно наличие огромного количества звукоподражательной лексики. И на сегодняшний день японский язык продолжает пополняться новыми звукоподражаниями, знание которых необходимо переводчикам в любой сфере деятельности.


@музыка: After School Red – In the night sky

@темы: манга, работа, учёба

08:44 

Как много глупостей есть на земле, которые ещё я сделать не успел...
Пожалуй, главная причина моих поздних подъёмов - не то, что я лентяйка.
Хотя, конечно, и этого не отнять.
И даже не то, что я поздно ложусь.
Я встаю уже днём из-за снов.
С этим ничего не поделаешь - сны у меня и вправду знатные.
Яркие, частенько даже запоминающиеся после просыпания.
То я во сне романтически ухлястываю за Д-ром Лайтманом (а он, сучок эдакий, не говорит ни "да", ни "нет";).
То спасаюсь от полков зомбей.
Конечно, не все сны запоминаются, а те, что помнишь - помнишь смутно.
Но что поделать?
Таковы свойства человеческого мозга.
По крайней мере, один лайфхак действует: если проснулся, а сон досмотреть хочется - поворачиваешься на другой бок, начинаешь придумывать продолжение - и вуаля! :3



@темы: а кто у нас тут придурок? )), повседневность

Записки снейджер-гёрл

главная